НА МЕЖДУНАРОДНОМ НЕФТЯНОМ РЫНКЕ

11 ноября 1994, 00:00

Читайте также

Когда Саддам Хусейн двинул 80 тысяч своих войск границам Кувейта, нефтяной рынок отреагировал на этот маневр прохладно: цены поднялись на
пять центов за баррель, а потом на пять центов упали. То есть они
практически не сдвинулись с мертвого уровня, 17 долларов за баррель. Не то было четыре года назад, в канун войны в Персидском заливе: тогда оккупация Кувейта Саддамом сразу привела к взлету цен - до 40 долларов за баррель и даже чуть выше.

Понятно, что движение войск в направлении кувейтской границы и ввод войск в самое сердце этого государства - не одно и то же. Мир легко отличает смертельный удар от ложного замаха. Но будь угроза более серьезной, утверждают нефтяные эксперты, мир «содрогнулся бы» от кризиса, даже большего, чем в 1990 году.

Все дело в том, что тогда, то есть четыре года назад, еще не было во всех основных нефтепотребляющих регионах мира (Япония, США, Западная Европа) того уверенного экономического подъема, как сейчас. Сегодня мир больше нуждается в нефти, и поэтому любая серьезная угроза оставить его на голодном пайке приведет к сокрушительным последствиям. Мы не знаем, учитывал ли это обстоятельство Билл Клинтон, когда так спешно направил американские войска в Кувейт. Одно ясно: если бы он промедлил и позволил осуществиться самому худшему, он получил бы в ответ такой кризис мирового масштаба, какого не простили бы ему американцы.

Сегодня Международное агентство по энергетике, базирующееся в Париже, прогнозирует, что спрос на нефть увеличится примерно на миллион баррелей в день. Поскольку Ирак по-прежнему - пария мирового рынка, то мировая добыча нефти за пределами Кувейта (который тоже, в случае захвата иракцами, был бы исключен из большой игры) не превышает каких-нибудь 2-2,5 млн.бар-релей в день. Так вот, этих запасов едва-едва хватило бы, чтобы - в отсутствие кувейтской и иракской нефти - удовлетворить спрос. При этом нельзя, конечно, сбрасывать со счетов панику, вполне естественную в таких обстоятельствах. А паника привела бы к тому, что в первую очередь покупатели стали бы запасаться нефтью, а продавцы играть на повышение, еще больше взвинчивая пены и нервы. Доказательства? Лондонский журнал «Экономист» приводит таковые: когда летом этого года в Нигерии нефтяники устроили забастовку и сократили ежедневную добычу нефти всего на 340 тысяч баррелей, мировая цена на нефть взлетела на три доллара за баррель.

Вся логика развития событий на мировом нефтяном рынке подсказывает, что как только Ирак вновь вернется в семью нефтеторговцев, цены еще больше упадут. Чтобы превысить ежедневный уровень добычи в миллион баррелей, Ираку достаточно расконсервировать магистральный трубопровод, пролегающий через Турцию с выходом на средиземноморские порты, и оградить себя от курдских диверсий. Приблизительно через год после этого, наладив переброску нефти в южные хранилища, расположенные на берегу Персидского залива, Ирак сможет удвоить свой нефтяной экспорт.

И это обстоятельство - то есть то, что иракская нефть способна поколебать статус-кво на мировом рынке, - будет, несомненно, раскалывать Совет Безопасности ООН даже тогда, когда вражда с Ираком останется в прошлом. Америка будет по-прежнему стараться обеспечить режим наибольшего благоприятствования своей союзнице - Саудовской Аравии, заинтересованной в том, чтобы не допускать иракскую нефть на мировой а Россия и Франция будут еще настойчивее требовать, чтобы Ираку разрешили широко торговать нефтью и расплачиваться по долговым обязательствам. В этом заинтересованы такие далеки друг от друга нефтяные концерны, как французские «эльф Акитен» и «Тоталь» и российские «Лукойл» и Роснефтегазстрой.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 26.55
EUR 28.89