НА «КОФЕЙНОМ ФРОНТЕ» ПОКА БЕЗ ПЕРЕМЕН

Вуди Лист 20 января 1995, 00:00

Читайте также

Было это в Боготе. Один мой приятель, угощая меня чашкой «настоящего колумбийского кофе» (к слову сказать, весьма некрепкого, который сами колумбийцы называют емким словом «тинто», что в буквальном переводе значит «окрашенный»), удивился:

- Как?! Ты до сих пор не знаешь, что означают буквы, составляющие слово «кофе»? Каждая из них означает, каким должен быть кофе: горячим, горьким, крепким и эффективным.

Он улыбнулся, сделал глоток «тинто» и добавил:

- Что касается меня, то я присоединил бы еще одну букву, и хорошо бы в начале слова - такую, которая означала бы «недорогой»...

Я вспомнил этот разговор сейчас потому, что цены на кофе как натуральный, так и растворимый, в последнее время повсеместно растут, причем быстрыми темпами. Почему это происходит? Чтобы ответить на этот вопрос, следует оглянуться на события недавнего прошлого.

В 1989 году лопнуло Международное соглашение по кофе, устанавливающее кофепроизводящим странам квоты, в соответствии с которыми они могли поставлять на мировой рынок строго определенные количества кофе. В результате очень быстро произошло перенасыщение рынка кофейным зерном. Цены резко пошли вниз и в 1993 году скатились до самого низкого в истории кофейного производства уровня - 48 центов за фунт сырых кофейных зерен. Торговцы кофе были в панике, о повышении цен они могли только мечтать. Они спали и видели сны, в которых цена на кофе опять поползла вверх и достигла уровня 1986 года - своего «исторического максимума» - 2 доллара 76 центов за фунт. Большинству уже казалось, что кофейное Эльдорадо никогда больше не вернется.

Но уже в 1994 году цены стали быстро повышаться и к середине июля составили 2 доллара 74 цента за фунт. По сравнению с началом года это означало рост на 220 процентов!

Для торговцев кофе наступил период бессонных ночей. Еще бы! Ведь эта цена была всего на два цента ниже рекордного уровня 1986 года. Однако парадокс-то заключался в том, что причиной их бессонницы был вовсе не рост цен, суливший, на первый взгляд, огромные прибыли, а таившиеся за этим отнюдь не радужные перспективы.

Дело в том, что крупнейший мировой производитель кофе - Бразилия, поставляющая на мировой рынок 30 процентов всего кофе, - всего лишь за несколько недель пережила в начале 1994 года два опустошительных заморозка. Специалисты по кофе тотчас прикинули возможные потери. По их подсчетам выходило, что заморозками будет уничтожено от одной трети до половины всего годового урожая. Они пришли также к выводу, что в результате погибнет большое количество кофейных деревьев. Каков был истинный ущерб, причиненный заморозками бразильским кофейным плантациям, точно не знал никто. Но и торговцы кофе, и эксперты были убеждены: в ближайшие два-три года мировой кофейный рынок ожидает значительное сокращение поставок кофейных зерен.

Между тем, к этому времени потребительский спрос резко возрос.. Низкие цены на кофе в 1990-1993 годах сделали его столь дешевым продуктом, что это побудило любителей «напитка бодрости» пить его больше обычного. Любители кофе чувствовали себя на седьмом небе. Но, как говорится, счастье было недолгим. Падающие цены побудили кофепроизводящие страны заключить между собой новые торговые соглашения. В результате производство кофе повсеместно сократилось, и, вместо 104 миллионов мешков, произведенных в 1991-1992 годах, мировое производство в 1993-1994 годах составило всего 94 миллиона мешков кофе. Соответственно сократились поставки кофе на мировой рынок.

Бразильские заморозки 1994 года еще больше обострили «кофейную проблему». По мнению некоторых экспертов, производство 1994-1995 годов будет на 9 миллионов мешков меньше, нежели того требует потребительский рынок.

И тут мы подошли к главному вопросу: действительно ли резкое повышение цен на конечный продукт кофейного производства обусловлено только лишь сокращением мирового производства в результате бразильских заморозков? Оба эти фактора, несомненно, сыграли важную роль. Но очевидно и другое - производители не преминули воспользоваться создавшейся ситуацией: одни придержали часть своего урожая, другие повысили цены на готовую продукцию. Например, швейцарская продовольственная группа «Нестле», производящая некоторые из лучших, известных во всем мире сортов растворимого кофе, подняла цены на свою продукцию вскоре после бразильских заморозков. Между тем, мало кому известно, что цена на зеленые кофейные зерна составляет всего лишь 20 процентов цены конечного продукта... Ну а что же ждет любителей кофе в ближайшем будущем? Известно, что производители кофе держат значительные запасы, которые могли бы полностью нынешний потребительский спрос удовлетворить. Однако они этого не делают. Кое-кто оправдывает такую позицию тем, что если, дескать, использовать весь кофе, произведенный в 1994 году, и все имеющиеся резервы, то к началу следующего «кофейного года» можно остаться «на бобах». Насколько справедливы такие суждения, покажут ближайшие месяцы. Похоже, однако, что все ждут окончания бразильского лета, ждут, не случатся ли в Бразилии новые заморозки, а если случатся, то как отреагирует на них мировой рынок кофе. Так или иначе, едва ли приходится ожидать в ближайшее время ослабления напряженности на «кофейном фронте».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89