МОСКВА НАМЕРЕНА ПОТЕСНИТЬ «ДЕ БИРС»

Анастасия Нарышкина 24 марта 1995, 00:00

Читайте также

Переговоры между российским Комитетом драгоценных металлов и «Де Бирс» пока ни к чему не привели. Обе стороны заняли настолько жесткие позиции, что абсолютно все принципы старого соглашения сохранятся и в течение 1995 года. Россия по-прежнему должна продавать «Де Бирс» 95 процентов от экспорта своих алмазов, при этом ее доля в обороте, как и раньше, составит 26 процентов.

«Де Бирс» не пошла ни на какие уступки, а российские представители всячески открещивались от причастности к вывозу алмазов в обход соглашения.

Вопрос об «утечке» алмазов только на первый взгляд может показаться незначительным. На самом деле, если верить цифрам, объемы нелегального вывоза вполне сопоставимы с объемами государственных продаж. Некоторые специалисты оценивают объем теневых поставок за 6 месяцев 1994 года в 500 млн. долларов. Заместитель председателя Комдрагмета Леонид Гуревич сообщил, что в 1994 году Россия продала «Де Бирс» сырых алмазов на 1,1 млрд. долларов. Получается, что в обход «Де Бирс» Россия продает в год чуть ли не столько же, сколько и ей самой.

Сотрудники Комдрагмета намекают, что «утечка», скорее всего, лежит на совести самих добытчиков. Это действительно вполне возможно, поскольку, как говорят знающие люди, через границу сейчас можно провезти все что угодно. Вынести же партию алмазов родного добывающего предприятия тоже не проблема. Вот пример: 15 ноября прошлого года оперативникам из якутского города Мирный удалось задержать двух ответственных работников горнообогатительного комбината, у которых было изъято 64 алмаза повышенного качества весом в 217 с лишним карат на 400 млн. рублей. Очевидно, что преступления такого рода обычно совершаются с молчаливого согласия руководителей предприятий, которые в отчетности занижают объемы добычи, а сэкономленное таким образом сырье благополучно переправляют через границу.

Представитель «Де Бирс» г-н Кембел рассказал и о других способах, наиболее остроумный из которых - это нанести на каждый камень одну грань, после чего его уже нельзя отнести к сырым алмазам. Между тем соглашение распространяется только на сырье. (Это гениальное «изобретение» непременно будет учтено «Де Бирс» при разработке следующего соглашения.) Затем, вывоз может происходить через совместные предприятия, получившие право гранить алмазы, которые покупают их у государства процентов на 10 дешевле мировой цены.

Г-н Кембел предполагает, что молодые совместные предприятия, ссылаясь на отсутствие опыта, могут занижать выход конечного продукта (этим скучным термином именуется то, что получают после огранки, т.е. бриллианты). Доверчивый Комдрагмет якобы относится к этому снисходительно, тем самым давая им возможность покупать сырье по более низким ценам, а припрятанные от государства алмазы отправлять за рубеж. Не исключено, что, как рассуждают специалисты, некоторые предприятия получили свои лицензии именно с целью покупки дешевых камней и дальнейшего вывоза за границу. Надо сказать, это здравая мысль, поскольку похожая ситуация сложилась в золотодобывающей промышленности, где старательские лицензии получили кроме настоящих тружеников и трутни, не производящие золота.

По мнению «Де Бирс», России было бы, может быть, выгоднее продавать свои алмазы «Де Бирс» за 100 процентов цены, а не собственным гранильным фабрикам за 90 процентов. В этом случае российские предприятия должны будут покупать российские же алмазы у «Де Бирс» по тем же ценам, которые распространяются на аналогичные предприятия других стран. Это серьезный вопрос, который напрямую касается не только государственных интересов, но и интересов гранильных фабрик, российской ювелирной промышленности и отдельных покупателей, в частности.

Перевалочным пунктом, сообщили в офисе «Де Бирс», обычно служит Бельгия. Торговцы останавливают свой выбор на этой стране по двум причинам: там, во-первых, отсутствуют таможенные пошлины на алмазы, во-вторых, не проводят проверок, в результате которых можно было бы определить происхождение ввозимой партии. Поэтому алмазы, как правило, попадают в этот райский уголок не прямо из России, а кружным путем.

Назвать точную цифру «утекающих» алмазов сложно, хотя таможенная статистика Бельгии открыта для всех желающих. Поступающие в страну партии обычно дробятся, «крутятся» между продавцами и покупателями. Возможен вариант, когда такие «дочерние» партии приплюсовываются к материнским, что завышает объемы утечки. Иными словами, все приводимые в прессе цифры, скорее всего, окажутся ложными или даже инспирированными.

Не признав ни одну из претензий «Де Бирс», Комдрагмет готовится к переговорам относительно соглашения на 1996-й и последующие годы. Они будут вестись Россией в гораздо более жесткой манере. Обе стороны, неудовлетворенные нынешним положением дел, надеются на принципиально новые подходы. Россия «готова взять на себя ответственность за мировой алмазный рынок, так как она - второй по величине продуцент алмазов».

Российская сторона намерена предложить также новую распределительную систему взамен Центральной сбытовой организации и потребовать не менее 25 процентов акций в доле. Россия хочет одновременно и полноправного партнерства (продажу 100 процентов производимого товара в ЮАР, Ботсване, Намибии и др.) и сохранения минимум 5-процентных свободных продаж. Однако, по словам г-на Гуревича, российская сторона действительно настаивает на полноправном (или, лучше сказать, равноправном) партнерстве, понимая под ним участие в доле от продаж на мировом рынке. Поскольку сейчас Россия «сдает» свои алмазы «Де Бирс» по фиксированной цене и не имеет доступа к информации о том, по каким ценам «Де Бирс» перепродает их. Кроме того, российская сторона настаивает на увеличении квоты с 26 до 30 процентов.

«Де Бирс», обеспокоенная перспективами развития российской гранильной промышленности и, как следствие, тем, что лучшие алмазы будут оставаться в России, формулирует свое пожелание к будущему соглашению. В частности, оно должно учитывать нежелание «Де Бирс» покупать то, что останется после удовлетворения запросов российской «ювелирки». Как сообщил г-н Гуревич, Россия в принципе не возражала бы против того, чтобы она действительно продавала 100 процентов производимого «Де Бирс», в результате чего вопрос «остатков», очевидно, больше бы не поднимался. Однако это возможно только в том случае, если «Де Бирс» согласится с предъявленными условиями.

Иными словами, требования настолько серьезны, что само существование нового соглашения ставится под сомнение. «Уступки», - отметил г-н Гуревич, - возможны только при адекватных шагах другой стороны. Однако ничего похожего на прежнее соглашение уже не будет. Процесс зашел настолько далеко, что «Де Бирс» может попытаться сменить все руководство Комдрагмета, лоббировать свои позиции через все возможные каналы - но в России уже сформировались и общественное мнение, и позиция истеблишмента».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89