Лукоморья больше нет

Владимир Дубровский 27 декабря 2012, 16:35
rubl.jpg
коллаж ZN.UA

Читайте также

Накануне Нового года есть еще одна примечательная дата: "те, кому за 30", могут отметить годовщину окончательного краха СССР. Вполне естественно, чем дальше от нас те памятные дни, тем больше слышится ностальгии за сказочной страной колбасы по 2,20. Более того, по данным социологии, процент сограждан, мечтающих о возврате к плановой экономике, не уменьшается с годами. Это значит, что на место уходящего поколения, чьи лучшие годы пришлись на советский период, приходит молодежь, введенная в заблуждение вылизанными цензурой советскими фильмами. А их, могу засвидетельствовать, современники воспринимали не иначе, как сказки. Где нет очередей и дефицита (та самая колбаса свободно продавалась только в нескольких городах!), отвратительного качества товаров и услуг (пресловутая колбаса была, как правило, несъедобной), гнетущей нищеты без права подработать, не говоря уже о собственном бизнесе…

Желающим ностальгировать можно предложить перевести тогдашние зарплаты и цены по курсу 1 рубль = 1 евро и убедиться, насколько бедно мы жили. Да, конечно, структура цен существенно изменилась. Но даже с поправкой на это на сегодняшнюю среднюю зарплату можно купить ровно столько же злосчастной колбасы, зато совершенно свободно и такого качества, какое можно было найти только в спецраспределителях. Не говоря уже о выборе товаров и услуг. Так что жалеть особо не о чем. Тем более что СССР развалили не Горбачев и не Рейган. Крах социалистической экономики был исторически неизбежен, ведь она держалась только на сказке.

Удивительно не то, что этот проект провалился, а то, что он просуществовал столько лет. Ведь в его основе лежали ложные идеи и представления о совершенстве человека и всесилии разума, из которых исходили в своих архаичных фантазиях утопические социалисты. На этих сказках выросли Маркс с Энгельсом, а претворить их в жизнь взялся Ленин. Впрочем, пагубность коммунистической идеи в чистом виде стала окончательно очевидной практически сразу же, как только ее попытались воплотить. И не кто иной, как сам Ленин (надо отдать должное его прагматизму и гибкости) настоял на НЭПе. Но! Все то, что привело к разрухе и голоду в 1920-м, никуда не исчезло и в 1928-м. Тем не менее после отмены НЭПа страна не просто просуществовала еще более шестидесяти лет, но и кое в чем добилась немалых успехов.

Причина, как ни странно, в некоторой умеренной дозе… коррупции, то есть разложения. При "ограниченном доступе" она выступает "смазкой", которая делает общественный механизм гибче, а значит, жизнеспособнее. Не способная существовать в чистом виде, плановая экономика оказалась достаточно живучей, будучи дополнена неформальным "административным рынком" и тесно связанным с ним блатом. Противоестественный общественный строй мог выжить только в стране, где строгость законов умаляется необязательностью их выполнения.

Если все получают поровну, то нет стимула работать хорошо? Ну, если речь о рабочих, то к черту идеологию, да здравствуют сдельщина и потогонная система! А если о руководителях, которым не дано стать миллионерами или разориться, так комфорт можно обеспечить привилегиями, престиж — пропагандой, плюс возможности для роста. Или наоборот: менее успешных — в лагерную пыль, а за самого ценного кадра заступится сам министр. Так, по мнению Александра Пасхавера, репрессии на определенном этапе в каком-то смысле заменили стимулы к труду и рыночный отбор, которые в нормальной экономике обеспечивает конкуренция. Правда, их экономическая эффективность всецело зависит от личных решений начальников, определяющих, кого — репрессировать, а кого — повышать.

Задача центрального планирования в принципе решаема только в очень примитивной экономике, а для современного производства в масштабах огромной страны не хватит никаких вычислительных мощностей, не говоря уж об ошибках и искажениях информации? Не беда, ведь план можно подкорректировать в ходе "иерархического торга", в терминологии Егора Гайдара. Правда, за ним глаз да глаз нужен, иначе все пойдет вразнос.

Вертикаль не работает? А кто сказал, что она вообще существовала в природе? На самом деле отношения внутри колоссального бюрократического аппарата (куда входили не только собственно государственные служащие, но и силовики, и партийные функционеры, и хозяйственники — все, кто составлял класс номенклатуры) строились на принципах "административного рынка", как назвал его Симон Кордонский. Впрочем, еще в самиздате можно было прочесть о квазирынке неформальных статусов, которые играли роль капитала, и услугах, которые Обладатель Статуса получал возможность оказывать — доставать дефицитные товары, продвигать по карьерной лестнице нужных людей, устраивать в вуз или на работу их родственников и многое другое. Тот, кто таким образом умело "инвестировал" свой статусный капитал, получал возможность приумножить его: подняться выше в формальной иерархии, наладить нужные связи и на этой основе оказывать еще более ценные услуги. Но тот, кто его транжирил, — не по чину брал, конвертируя статус в богатство, не отвечал взаимностью или оказывал услуги недостаточно нужным и верным людям, — рисковал скатиться вниз или даже вообще "сесть". Ведь вся эта деятельность была формально незаконной, поэтому в СССР не было сколько-нибудь "делового" человека, от заводского бригадира до первого секретаря, которого нельзя было бы посадить.

Поскольку официальное право не могло регулировать принципиально незаконные отношения, его место на какое-то время заняли репутация и партийный контроль. Блат — сеть неформальных, основанных на репутации связей — стал внеправовым способом обеспечения договоренностей, в том числе и жизненно важных для экономики, например об обмене лишними "фондами" — ресурсами, необходимыми для выполнения плана. Не даром в 90-е директорам так легко удалось заменить деньги бартером! Но такой неформальный обмен пригоден для любой, даже откровенно преступной деятельности. Он успешно пережил крах породившей его системы и, как предсказал еще в 1991-м (!) Джон Литвак, стал одним из главных препятствий для развития рыночных институтов: коррупция советской системы плавно переросла в просто коррупцию. Почему же этого не случилось раньше, по крайней мере, в катастрофических масштабах — ведь собственника, способного предотвратить расхищение, не было и в помине?

Вместо него был, как заведено на Востоке, "арбитр", ограничивающий аппетиты своих "клиентов", чтобы спасти источники ресурсов от истощения и расхищения, которые неизбежно настигают бесхозную собственность. И играла эту роль… Коммунистическая партия! Партийные руководители были официальными "смотрящими" за всеми сферами жизни. В свою очередь, КПСС как организация имела на удивление прочную и долговечную внутреннюю структуру, позволившую ей пережить не только своих основателей, но и несколько последующих поколений руководителей. Пока партия рассчитывала на вечную жизнь, она относительно успешно исполняла роль "арбитра". Но основой ее структуры и власти была идеология. Поэтому все в стране держалось на вере в сказку о коммунистическом будущем, ради которого стоит пережить трудности.

Собственно, именно эта способность к мобилизации заслуженно считалась главным козырем советской системы. На самом деле "мобилизационная культура" была присуща России еще со времен подсечно-огневого земледелия и обороны от кочевников. Полуформальная советская иерархия, не стесненная законами и, как казалось большевикам, естественными экономическими ограничениями, довела эту черту до совершенства. Или абсурда, ведь мобилизация — штука обоюдоострая. На этапе догоняющей индустриализации, когда "цели ясны, задачи поставлены", она работает, причем во всем мире. И отдача на этом этапе тоже огромная и тоже повсеместно.

А дальше, когда на первый план выходит уже выбор целей, и они отнюдь не очевидны, начинаются провалы. Для войны — мобилизовались и победили, правда, потеряв более 15% населения, что в абсолютных цифрах сопоставимо с потерями всех остальных стран, вместе взятых. Для гонки вооружений и тесно связанной с ней космической программы СССР тоже успешно мобилизовался, но выиграть уже не смог: слишком несопоставимы были экономические мощности и творческие возможности. Тем временем запустили не только спутник, но и сельское хозяйство, так что с 60-х годов бывшая житница Европы стала крупнейшим в мире покупателем сельхозпродукции. А последняя "стройка века" — БАМ? Чем сильнее мобилизация, тем выше цена ошибки, а чем сложнее мир, тем больше ее вероятность.

Более того, как заметил известный социолог Роналд Инглхардт, поколение, выросшее в уже индустриализированном обществе, где нет непосредственной угрозы выживанию, массово отказывается от извечных ценностей, обеспечивавших мобилизацию (таких, как дисциплина), а ищет самореализации и самоутверждения. Это хорошо для постиндустриальной экономики. Но советская система ни идеологически, ни организационно не была способна перешагнуть индустриальную эпоху. Даже понимая, что наука движет прогресс, и вкладывая в нее огромные средства, СССР не способен был обеспечить инновационное развитие нигде, кроме ВПК. И неудивительно, ведь предпринимательство было под запретом. Возможности для реализации творческой энергии были крайне ограничены, ведь с политэкономической точки зрения СССР был доведенной до логического абсурда системой "ограниченного доступа". Поэтому утрата мобилизационных качеств не была ничем компенсирована. В результате всего этого экономика становилась все менее эффективной. Однако она могла бы стагнировать еще долго, если бы не крах идеологии.

Нациям, как и людям, свойственно взрослеть, а значит, переставать верить в сказки. Основу основ системы — идеологию — подточила вышеописанная эволюция ценностей и… развитие образования, которое по праву считалось одним из главных достижений СССР. Несмотря на то, что изучение любых предметов сопровождалось усиленной идеологической обработкой, научившись думать, люди неизбежно начинали сравнивать канонические тексты и продукцию агитпропа (те же фильмы) с действительностью и находить в них все больше противоречий и несуразностей. Не говоря уже о том, что марксизм изначально позиционировался как стопроцентно научное учение — в противовес религиозному мракобесию, а навязывался именно как религия, в которой запрещалось сомневаться, причем решающим аргументом в споре была цитата из классика. Последовательно материалистическое учение держалось на чистом идеализме.

В результате уже к началу 80-х от идеологических советских ценностей остались рожки да ножки. Люди еще боялись говорить о своем разочаровании вслух дальше собственной кухни, привычно считая себя меньшинством, отщепенцами. Но дни "арбитра", потерявшего легитимность, были сочтены. А когда партийная номенклатура осознала этот факт, рухнула, подобно лавине, опора системы — вертикаль партийных "арбитров". Этот процесс прекрасно описал Стивен Сольник (см. "Судьба вертикалей", ZN.UA №25 от 27 июля 2012 года).

Тут, собственно, и сказочке конец…

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
9 комментариев
  • Робин Гуд 11 февраля, 03:24 "Таким образом, на самом деле никакой особенной "несправедливости" в приватизации как таковой и не было: у "народа" "забрали" то, что ему фактически никогда не принадлежало. " ГлЫбокая мысль. Если мы завтра, коллега, грабанем сбербанк, ''особенной несправедливости" не будет, т.к. народу он не принадлежит? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Павел 5 февраля, 15:41 Насчёт несьедобной колбасы-чушь,Продовольственные товары,да многие были в дефиците,но были на много касественнее,они были натуральны,Сегодня ты не знаешь что ты кушаешь-кота или собаку с туалетной бумагой.Человек не должен ставить целью опорочить то или другое,а писать правду-всё как было и всё как есть.Да,было плохо,но сегодня не лучше.Дефицит был потому что товар был доступен всем и его нехватало.Сегодня производят в сотни раз меньше,но на прилавках полное "изобилие" потому что купить его мало кто может.Не делайте ложь своим идеологическим оружием.Надо не воевать за ту или иную систему,а воевать за любые условия обеспечивающие нормальные условия человеку.А то одни дебилы воюют за ,а другие против.Ведь и там было что то хорошее и здесь тоже есть.Ныне хорошо но немногим.И многие хотели бы вернуться назад по одной причине.Было плохо,но с новым днём никогда не ставало хуже.Добавили к зарплате 10 рублей это уже можно купить 62 булки качественного белого хлеба или 50 литров натурального молока,а уж в этих продуктах дефицита не было. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • ПЧ (Петро Чорномор) 12 января, 21:51 Браво, Татьяна! Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Татьяна 11 января, 23:58 При совке, который мил сердце тех, кто, видимо, состоял в родстве с кгбистами или партноменклатурой - обычную еду было купить невозможно, даже если у тебя есть эти пресловутые 120-250 рбл/евро.. Мясо в открытой продаже, т.е. в магазине продавалось в трех городах совка - москве, Киеве и Ленинграде. Во многих крупных городах выдавали суповые наборы - по 1 кг мяса (костей) в месяц. Остальное покупай втридорога на базаре или вози из вышеперечисленных городов. абсолютно за всеми товарами выстраивались огромные очереди будь то полотенца, сапоги или туалетная бумага. Чтобы купить мебельный гарнитур нужно было стоять сутками только чтобы ЗАПИСАТЬСЯ. потом месяцами ходить отмечаться и ждать когда подойдет очередь. Любую услугу нельзя было просто купить, а нужно было искать знакомства - блат - самое популярное слово совковой эпохи. Попасть к парихмахеру и портному - проблема. Купить машину - можно только с рук, новую - только если ты передовик производства и на твоем предприятии тебе дать льготную возможность купить. заработать на нее невозможно. Ради ср..х жигулей люди "вербовались на Север" и в условиях далеких от цивилизованных зарабатывали тяжким трудом эти жигули.. Особая тема - посещение ресторана. наверное молодежи трудно представить, что о том чтобы просто так зайти в ресторан поесть было просто нереально. Не пустят держиморды у входа. Если нет знакомого швейцара, а такого знакомого могли иметьь лишь те, у кого денег было лопатой.. и вечные бесконечные изматывающие очереди. за всем и везде. лишь бы что купить, потому как неизвестно когда снова "выбросят" товар - это еще одно популярное слово совка. И это только то, что касается бытовой сферы. а еще политика- принудительные политинформации везде - в учебных заведениях и на работе, принудительные походы на демонстрации первого мая. Мечту о поездке на рубеж можно было сравнить с реалистичностью мечты полететь в космос. так что не верьте особенно тем, кто рассказывает лживые сказки про счастливый совок Ответить Цитировать Пожаловаться
  • варя 11 января, 21:24 Ни формы, ни содержания. Но много букв. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • ПЧ (Петро Чорномор) 10 января, 21:27 Абсолютно согласен с автором. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • DIMON 10 января, 20:32 це саме можна сказати про сучасну Україну: система існує лише тому, що безглузді закони за певних умов можна не виконувати (всі розуміють, за яких саме) Ответить Цитировать Пожаловаться
  • софья 10 января, 20:29 исходя из курса автора 1 евро равно один рубль я получала 220 евро но квартплата 12 евро столько же детский сад обед в столловой 065 евро поездом до москвы плацкарт 14 евро и тд но главное уверенность что завтра будет не хуже Ответить Цитировать Пожаловаться
  • СССР 9 января, 22:12 Противно читать этот БРЕД."Лить грязь" на жизнь в СССР, особенно Брежневских времён может только НЕГОДЯЙ! Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.79
EUR 27.22