ЛЕОНИД КУЧМА: «ЧТО ХОРОШО ДЛЯ «ЮЖМАША», ТО ХОРОШО ДЛЯ СТРАНЫ!»

Владимир Кацман 20 января 1995, 00:00

Читайте также

«Что же все-таки хорошо для «Южмаша»?» - этот вопрос логически вытекает из столь категоричного президентского утверждения. Многие из 50 тысяч заводчан (целая страна!) помнят времена «южмашевской безотказности», когда заводу разрешалось практически все. Иметь «свою» футбольную команду, например. Которую, кстати, выводил на мировую арену легендарный Лобановский. Не говоря уже о том, что завод мог позволить себе «покапризничать» с власть придержащими - разве могли те в чем-либо отказать предприятию, определявшему процентов на 70 ракетную безопасность великого СССР? Четыре поколения стратегических ракет на высококипящем топливе. Ракетоносители «Космос», «Циклон», «Зенит», «Океан», около 400 (!) различных спутников, разработанных в местном КБ и построенных тут же, на объединении «Южный машиностроительный завод».

Если кто-то когда-то напишет историю этого предприятия, я готов подарить автору заголовок для первой главы. Он звучит так - «Завод, который закрыл город». Миллионный Днепропетровск более тридцати лет жил по законам, диктуемым и определяемым интересами «Южмаша». И это тот город, который строился Потемкиным в дар Екатерине, как «четвертый Рим» и южная столица России! Это тот город, что расположился на пересечении всех мыслимых и немыслимых торговых путей из Азии в Европу, из России на Юг и Средний Восток! Это тот город, который «захватил» в свое время уникальный в экономическом смысле и потрясающий по красоте и зелени кусок величайшей европейской реки, кипящей в свое время жизнью сотен(!) разновидностей пресноводных! Наконец, это тот город, что сохранил память о казацких и половских набегах, о Яворницком и Глобе, о южной ссылке Пушкина, о Маяковском и Светлове, не считая практически несчетного числа выдающихся политических (в советское время) и культурных (во все времена) деятелей!

Город был в статусе «закрытого». И за любой вопрос типа «Что производят на «Южмаше»?» или приближение с фотокамерой к корпусам на улице Рабочей в лучшем случае можно было отделаться «задушевной» беседой с представителями компетентных органов. Мой отец отдал этому заводу 42 года жизни, он бросал еще лопаты бетона в фундамент этого молоха, но, клянусь, вплоть до лет своего взросления ни я, ни кто другой из домашних так и не знали, чем занимаются сотни, тысячи людей, которые, как и мой отец, каждое утро к 6.00 шли к многочисленным военизированным проходным завода. Те, кто постарше, звали его «автозаводом» - и мы, мальчишки двора, что находился в километре - двух от корпусов завода, продолжали думать, что по ночам страшный гул и дрожание стекол в квартире вызвано испытаниями только лишь новых двигателей для тракторов или электромоторов для холодильников. На работу в «ЮМЗ» принимали, как в партию и комсомол, только лучших из лучших, да еще и тех, у кого была идеально чистая во всех отношениях анкета...

Сегодня, когда во всю идет реконструкция так называемой «сотки» - бывшего особо секретного полигона испытания ракет, на месте которого к октябрю 1995 года должен разместиться комплекс нейтрализации МКБР СС-19 и СС-24, об этом смешно вспоминать. Как и трогательно, видимо, бывшему парторгу и «генеральному» Леониду Даниловичу Кучме рассматривать сегодня фотографии из своего кабинета времен 70-х.

Парадокс постперестроечной страны: лидер ракетно-космического строительства гранд-СССР сегодня является лидером в осуществлении пресловутого «Старта-1». Первые семь ракет СС-19, доставшиеся Украине в наследство, уже доставлены на завод и ждут начала нейтрализации. Украина перестает быть ядерным государством, хотя на сегодня еще 130 боевых ракет такого типа могут со своего боевого дежурства доставить ядерный заряд в любой уголок США, например.

Генеральный констуктор КБ «Южное» Станислав Конюхов считает, что усилиями политиков и дипломатов сегодня убирается камень с дороги деактивации ракет на территории Украины, а значит, беспокойствам американского правительства приходит конец. Снимаются барьеры политического и делового сотрудничества. Символический камень, заложенный в основание комплекса нейтрализации ракет в Днепропетровске Чрезвычайным и Полномочным послом США в Украине Уильямом Миллером, дарит облегчение и нашему Минобороны: наконец-то появляются мощности для нейтрализации ракет и можно постепенно убирать стареющие ракеты с боевых постов.

По мнению Станислава Конюхова, намеченная деактивация, займет на «Южмаше» не менее 3 - 3,5 лет (с учетом того, что часть нейтрализации ракет будет проводиться в шахтах). На «южмашевский процесс» выделяется 27 миллионов долларов, при том, что вся ликвидация СС-19 и СС-24 обойдется США в 175 миллионов долларов.

Правда, и на «Южмаше» в том числе считают такие суммы явно недостаточными, да и всерьез беспокоятся о гарантиях выполнения обязательств по поставкам Украине уранового топлива для АЭС в обмен. Что там говорить, есть для такого беспокойства поводы. Например, американская сторона бралась финансировать в ряде крупных украинских городов 1550 квартир для офицеров, уходящих в запас по причине сокращения стратегического ядерного вооружения. Однако даже фундамента под это жилье никто еще глазами не видел...

Как бы там ни было, «Южмаш» активно включается в процесс перехода Украины в безъядерный статус. При этом днепропетровцы не забывают и о конверсионнной продукции.

В конце 1994 года на «Южмаше» начали производить трамваи. В содружестве с чешской «ЧКД-Татрой» и другими украинскими предприятиями. Из Чехии идут комплектующие. Пока. Уже до конца 1995 года южмашевцы планируют освоить их производство в Днепропетровске.

Чтобы стало ясно, в каких условиях концерну приходилось прокладывать тропинки к сотрудничеству с чехами, назову только такой факт. Бывший СССР остался должен предприятию «ЧКД-Татра» более 10 миллионов долларов; долг этот так и остался «неразмороженным» на счетах российского Внешэкономбанка...

А днепропетровцы решили: ну чем мы хуже «Боинга»?! Оказывается, этот авиаконцерн тоже развивает у себя трамвайное производство. Да еще при том, что в Америке спрос на трамваи, безусловно, намного меньше, чем в Украине, которая жаждет не менее 500 трамваев в год.

И это при том, что «Южмаш» не перестает производить троллейбусы (их уже испробовали на себе коммунальщики многих городов Украины). Кстати, количество троллейбусов днепропетровцы тоже планируют довести до 500 в год. А затем... попробовать себя и в автобусостроении.

Может сложиться впечатление, что «Южмаш», расставаясь с ракетами, как говорится, не знает, за что раньше хвататься. Жизнь заставляет хвататься за то, что сегодня более всего нужно Украине. Всесоюзный ВПК, развалившись, практически обессмыслил производство тракторов на «Южмаше». Не даром сетовали рабочие - участники тракторного производства. Раньше производили по 200 тракторов в день (за год - 60 тысяч), а сейчас еле-еле удается произвести 20 машин в день, да и то выходят они поистине «золотыми». Генеральный директор «Южмаш» Юрий Алексеев полон оптимизма по поводу внедрения правительственной программы «Украинский трактор», предусматривающей исключительно отечественную начинку тракторов. Однако нельзя не учитывать, что выходить сегодня на мировой рынок с конкурентоспособной сельхозтехникой становится все сложнее.

Спрос не падает на ракетно-космическую технику. Ее «Южмаш» тоже со счетов не сбрасывает. Проект «Альфа», заказы космических агентств Украины и России, участие в разработке и осуществлении создания средств выведения космических аппаратов в космос. Кроме того, по межгосударственным российско-украинским программам национальной программы предстоит разработать трехступенчатый вариант «Зенита». По словам Леонида Кучмы, произнесенным в дни празднования 50-летия «Южмаша», ракетоноситель «Зенит» - это аппарат ХХI века...

Все вышеперечисленное отнюдь не означает, что когда всюду кризис, «Южмаш» благоденствует. Его сотрудники знают не понаслышке, что такое два месяца сидеть без зарплаты или уходить в вынужденные отпуска. Концерн уже сегодня чувствует острый дефицит научно-технического персонала, способного решать новые задачи. Степень влияния некогда мощного гиганта на город явно снизилась: он теперь в ряду столь же бедствующих городских предприятий. И все больше стратегию развития определяют коммерческие структуры. И все же «Южмаш» - особый. «Президентский завод», как его называют...

Так что же для него хорошо?.. И что хорошо для страны?..

Небесспорно, видимо, только одно: если даже в тяжелейших условиях экономического кризиса, политической неразберихи страной не утрачен гигант бывшего советского ВПК, если концерн не остановлен, если на него рассчитываются перспективные планы, - значит, есть еще надежда. Надежда на то, что будущее Украины и за промышленностью тоже.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75