ИЗ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО ШПИОНАЖА

Вадим Егоров 30 декабря 1994, 00:00

Читайте также

История промышленного шпионажа уходит корнями далеко в глубь веков, так далеко, что, пожалуй, невозможно установить даже приблизительную дату его зарождения. Самый древний пример этого ремесла приводит известный французский писатель Рони Старший (Жозеф Анри Беке) в своей книге «Борьба за огонь». Герои книги - первобытные люди - отправляются в соседнее племя, чтобы выкрасть секрет добывания огня.

Если же обратиться к документальным источникам, то окажется, что еще в китайских хрониках, датированных XV в. до новой эры, встречается рассказ о китайской принцессе, которая в своей шляпе, украшенной живыми цветами, вывезла из Китая шелковичных червей и передала их своему возлюбленному вместе с секретом изготовления шелка. Позднее, вплоть до средневековья, наблюдается значительный подъем промышленного шпионажа. Именно в этот период шла борьба за секреты «греческого огня» (самовоспламеняющегося вещества, которое в закупоренных глиняных сосудах использовалось для бомбардировок вражеских кораблей), а также фарфора, секрет изготовления которого совершил нелегальное путешествие из Китая в Англию, Германию, Австрию, на Скандинавские острова, в Россию, Италию, а оттуда - по всему миру. Многие секреты выкрадывались в восточных странах, у арабов. Довольно долго на португальских кораблях, огибавших Африку, находились различные авантюристы, купившие или похитившие у арабов таблицы тригонометрических функций, с помощью которых они определяли местонахождение корабля. Арабы владели и другим секретом, за которым долгое время охотились всевозможные шпионы, - секретом зажигательных ракет, так называемых «китайских стрел» (судя по названию, арабы в свое время сами похитили этот секрет у китайцев).

С XVI по ХVШ вв. основным предметом промышленного шпионажа были открытия алхимиков. Настойчивая охота велась за секретом герметической закупорки сосудов (он, кстати, не раскрыт и по сей день), секретом производства золота, кислот для очищения алмазов и, наконец, пороха (тоже украденного у китайцев).

Следующей вехой развития промышленного шпионажа можно считать принятие в 1791 году во Франции закона о патентах. Это была далеко не первая законодательная мера, направленная на защиту изобретательских прав. Но особенностью этого закона было то, что впервые поощрялся промышленный шпионаж за пределами Франции. Этот закон закрепляет «за всяким, кто первым привезет во Францию какой-либо иностранный промысел, Такие же льготы, какими бы пользовался его изобретатель».

В конце XVIII века в Манчестере возникает первая частная организация, способствующая промышленному шпионажу, названная «Ассоциацией по борьбе с патентами и монополиями». Примерно в то же время - 1754 г. - группа банкиров, промышленников и филантропов создала «Общество поощрения ремесла и торговли», которое выдавало премии изобретателям, не запатентовавшим свои изобретения. Это общество выдало 14 тыс. фунтов Томасу Ломбу, чтобы он не возобновлял свой патент на обработку щелка; 30 тыс. фунтов Дженеру, чтобы он не патентовал вакцинацию; 5 тыс. фунтов Самуэлю Кромттону, чтобы он не патентовал свою прядильную машину. И можно назвать еще множество подобных случаев.

Следующим немаловажным событием, приведшим к созданию первой частной промышленной контрразведки, стало дело о французской стали. Все началось с того, что Наполеон Бонапарт объявил конкурс и предложил ряд крупных премий за изготовление французской стали. Причем, участником конкурса мог стать как изобретатель новой стали, так и шпион, похитивший способ изготовления у англичан.

Обойдя многих соискателей приза, конкурс выиграл 24-летний Фридрих Крупп. Очевидно, он скупил у более мелких шпионов множество формул и таким образом докопался до основных технологий ведущих производителей английской стали. Затем, в 1814 году Крупп получил концессию от французского правительства и учредил в Эссексе компанию по производству стали и различных сильных изделий. Однако компания Круппа стала терпеть одну неудачу за другой. И, несмотря на ряд крупных заказов, в том числе заказ на штампы для чеканки монет ОТ прусского королевства, Фридрих Крупп умер, оставив долги на сумму 9 млн. долларов. Возможно, так бесславно и закончилось бы дело о французской стали, если бы пристрастие к шпионажу (кстати, вместе с фабрикой) не перешло по наследству к сыну Фридриха - Альфреду Круппу.

Приведя в порядок дела и немного успокоив кредиторов, Альфред Крупп отправился в Англию, где был принят как в высшем свете, так и среди промышленников. На континент он вернулся с секретами, которыми в свое время не сумел овладеть его отец. Он сразу же приступил к созданию первой в мире частной организации промышленной безопасности. 24 февраля 1848 года Крупп, расплатившись с кредиторами и бывшими партнерами сполна, стал единоличным владельцем фирмы. В 1843 году он приступил к производству мушкетов, в 1847 году - отлил первую стальную пушку, в 1867 году Крупп по просьбе Наполеона III выставил на Марсовом поле крупнейшую в мире пушку весом в 50 тонн. Он получил за это орден Почетного Легиона, однако Франция его пушку не купила. Обиженный промышленник обратился к прусскому королю и вскоре получил заказ на 312 пушек. Спустя некоторое время немцы при помощи гаубиц Круппа разрушили форты Седана и Меца и окружили Париж. Когда Гамбетта бежал из Парижа на воздушном шаре, Альфред Крупп в рекордные сроки сконструировал первую в мире зенитную пушку. Так зародилась противовоздушная оборона.

В 1872 году Крупп опубликовал правила внутреннего распорядка и распространил их среди рабочих свое фабрики. Для того чтобы понять содержание этого документа, достаточно ознакомиться с такой фразой, и него: «Невзирая на издержки, необходимо сделать так, чтобы за рабочим постоянно наблюдали энергичные опытные люди, получающие премию за каждого задержанного саботажника, лентяя или шпиона». Прав ли был Крупп, нет ли, но он до самой смерти стоял у руля своей фирмы, которую передал по наследству сыну (о нем речь впереди), и умер, владея личным состоянием составляющим около 30 млн. новых франков.

После успеха Крупп многие промышленники стали подумывать о создании собственных служб безопасности, что и послужило толчком к появлению частного детективного агентства Алена Пинкертона (существующего, кстати, по сей день). Об Алене написано много детективных романов, в которых он выступает под именем Ната Пинкертона, героя необычайных приключений. Но его подлинная история не менее интересна и удивительна. Вначале Пинкертон возглавлял разведку и контрразведку северян. Первой его удачей было раскрытие заговора против Авраама Линкольна. Затем ему удалось выявить одну из разведывательных сетей южан в Вашингтоне. После окончания войны Пинкертон занялся защитой промышленников от промышленного шпионажа, а также организацией провокаций во время рабочих выступлений и борьбой с зарождающимися прообразами профсоюзных организаций.

Примерно с 1875 года - времени явного промышленного превосходства Англии - начинается история развития промышленного шпионажа в США и в развивающейся Японии. К примеру, японцами был украден способ шлифовки линз посредством их обработки окисью цезия, с помощью которого им удалось наводнить мировой рынок высококачественными и сравнительно дешевыми фотоаппаратами, а также способ приготовления виски. Американцам же удалось похитить способ электролитического производства алюминия.

Перед первой мировой войной во многих странах приступили к строительству подводных лодок. Здесь также не обошлись без шпионов. Во времена же первой мировой промышленный шпионаж практически слился с военным. К примеру, в 1914-1915гг. немцы разрабатывали и применяли отравляющие газы. Но французский секретный агент Люсьето проследил, что эти вещества транспортируются не на фронт, а на заводы Круппа. Вскоре Люсьето подружился в баре с одним из полицейских, охранявших завод, и, после изрядной порции пива, заключил с ним пари на 2 тыс. марок о том, что применение полых зарядов, начиненных газом, невозможно с научной точки зрения. Тогда полицейский предоставил ему возможность наблюдать за испытанием газовых снарядов. Проиграв пари, агент попросил «на память» осколок снаряда. Через три дня осколок был уже в Париже, где французам удалось выделить и разложить сверхсекретный немецкий газ. Так, в течение нескольких дней, за две тысячи марок шпион добыл секрет, над которым два года работали лучшие немецкие химики и на который были затрачены миллионы.

После войны расстановка сил в сфере промышленного шпионажа резко изменилась. Союзники перебросили все средства на восстановление хозяйства и, таким образом, ослабили свои секретные службы, а германское правительство, наоборот, не жалело средств на похищение промышленных и военных секретов, прибегая к услугам частных компаний. В то же время активно работал и Густав Крупп - сын Альфреда Круппа. Во время войны он занимался производством оружия. Но после нее едва не попал в скверную историю. В 1923 году немецкая разведка предупредила Круппа о том, что французы собираются захватить Рур. Крупп, привыкший верить шпионам больше, чем кому-либо, успел переправить Часть своих секретных документов в шведскую фирму «Вофорс» (он был одним из крупнейших ее акционеров), где дорабатывались его изобретения, а часть - в фиктивную голландскую компанию. В этом же году Густав Крупп был арестован французами и приговорен к 15-летнему тюремному заключению и штрафу в 100 миллионов франков. Однако через шесть месяцев, по настоянию крупнейших французских промышленников, папы римского и испанского короля, он был освобожден, сразу занявшись усовершенствованием и камуфляжем своих изделий. Кроме того, Крупп похитил у французов Гросса и Макса гигантскую пушку и спрятал ее в заводской трубе. О своей деятельности во время войны Крупп писал: «Мы продолжали производить оружие, делая вид, что производим замки, молочные фляги, кассы и мусорные ящики. Следственные комиссии союзников форменным образом остались в дураках». В то же время контрразведка Круппа осталась лучший в мире. Ему принадлежит жесточайшее изобретение - облучение посетителей икс-лучами, которые не только засвечивали у них фотопленку, но и при этом вызывали серьезные физические расстройства. А в подвале бюро Круппа в Эссене союзники обнаружили после войны камеру пыток (догитлеровских времен!).

В Америке в это время шла конкурентная борьба между крупными фирмами внутри страны. Большой размах приобрел технический шпионаж, ранее применявшийся довольно редко. Он спровоцировал принятие американских законов против нелегального отведения телеграфных линий и подслушивания телеграфных разговоров. Интересно, что очень широко промышленный шпионаж применялся налоговым управлением. Тайные агенты, занимавшиеся выявлением скрытых доходов, получали 10% от «спасенной» ими суммы. Кроме того, есть сведения, что налоговое управление занималось похищением документов и тайной переписки компаний.

Вторая мировая война стала истинным Эльдорадо для промышленных шпионов всех стран. Но здесь, пожалуй, самым удивительным фактом можно считать неудачу немецких шпионов в истории с атомной бомбой Особенно выдающимся достижением стала охрана проекта, организованная американским генералом Гровсом. В институтах, занимающихся разработкой атомной бомбы, каждый вечер под надзором автоматчиков сжигалось все содержимое корзин с мусором; женщин, которые переносили из здания в здание секретные документы, всегда сопровождал вооруженный револьвером детектив из известного агентства «Бринкс». Для дезинформации распускались всевозможные слухи.

В развитых странах в настоящее время промышленный шпионаж широко распространен. Так, например, в США с 1986 года легально существует «Общество специалистов по добыванию сведений о конкурентах», которое насчитывает около 1500 постоянных членов.

Сегодня весьма популярным становится технический шпионаж, в частности кража секретов из ЭВМ хотя и старые, проверенные методы шпионажа используются все так же активно Оборот некоторых компаний, занимающихся изготовлением приборов для электронного шпионажа, достигает 20 млн. франков, и это при смехотворно низких цена: на шпионское оборудование. Так, чемодан, содержащий полный набор шпионского оборудования, стоит 385 долларов. Это, видимо, очень облегчает иностранным шпионам работу в США ведь им не проходится рисковать, перевозя подобные приборы через границу.

Современным королем промышленного шпионажа можно считать доктора С.Ариеса. На него заведены уголовные дела во многих странах мира, но он отрицает свою виновность. По утверждению трех крупных американских компаний - «Мэрк энд Компани», «Рач энд Хасс Компани», и «Спраг Электрик Компани» - Ариес украл у них культуры микроорганизмов, излечивающих некоторые болезни домашних птиц, и документацию на них. Они предъявили Ариесу иск на 100 млн. франков. Он же, в свою очередь, объявил, что изобретение было украдено у него, и предъявил своим противникам иск на такую же сумму. Ариес имел патенты сорока стран на изобретения в области химии и Электроники, а попутно обвинялся в краже этих изобретений. Наконец, «справедливость восторжествовала»: в 1966 году он заочно приговорен в Женеве к двум с половиной годам тюрьмы, к запрещению в течение десяти лет проживать в Швейцарии, к штрафу в 225 тыс. франков в пользу одной швейцарской компании и к уплате судебных издержек. Теперь, для приведения приговора в исполнение, осталось-то всего ничего - поймать доктора Ариеса, что весьма и весьма непросто.

«Недостаточно сказать, что разведслужбы нужны. Мы должны знать друг о друге, должны быть способны наблюдать друг за другом. Эти организации - формы выражения необходимой недоверчивости, которая будет существовать всегда», - говорит Дэвид Корнуэлл, разведчик и известный писатель. И с ним невозможно не согласиться. Итак, разведка существовала, существует и будет существовать. А раз так, ее методы будут постоянно развиваться и совершенствоваться. А вместе с ними - и способы защиты, законодательство и другие факторы, влияющие на нее.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75