ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ ПИРАТСТВО: ПО-АЗИАТСКИ И ПО-ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИ

Ирина Гончарова 17 марта 1995, 00:00

Читайте также

В прессе неоднократно обсуждалась тема пиратства в области интеллектуальной собственности. В публикациях, в частности, говорилось о том, как китайцы копируют американскую фирменную аудио- и видеопродукцию и компьютерные программы и как решительно американцы с этим борются. Собственно, мы уже были на грани торговой войны, уже объявили друг другу, по каким товарным группам будут нанесены налоговые удары, какие экспортные позиции будут закрыты, и экономисты-аналитики уже строили догадки, к чему все это приведет и какая из сторон понесет больший ущерб. 26 февраля истекал срок американского ультиматума. Китай под угрозой потери внешнего рынка, который потребляет одну треть его экспорта, пошел на уступки, и стороны пришли к компромиссному решению.

Однако китайское пиратство приняло совершенно фантастические масштабы, и «интеллек-туальная сфера» — только вершина пресловутого айсберга. В самом деле, оказалось, что китайцы копируют буквально все подряд: не только американские боевики и записи популярных рок-групп, не только компьютерные программы, но и какой угодно фирменный ширпотреб, как то: стиральные и моющие средства, бритвенные лезвия «Жиллет», швейцарские армейские перочинные ножи, кукурузные хлопья фирмы «Келлог» и многие другие товары — причем выпускают свои подделки в количествах, способных удовлетворить спрос населения всего земного шара. Мировое экономическое сообщество не на шутку встревожено. Если можно, скажем, хоть как-то контролировать нелегальное производство компьютерных программ, видео- и аудиопродукции, то как помешать использованию «чужой» упаковки для товаров ширпотреба, которые продаются буквально на каждом шагу, в каждой китайской лавчонке! Иначе говоря, китайское интеллектуальное пиратство простирается и на торговые марки и товарные знаки, поскольку они заимствуют не технологию, а популярную и престижную фирменную марку, оформление упаковки. То есть крадут чужое имя, вернее, чужую славу, чужую добрую репутацию. А поскольку на рекламу этой торговой марки были затрачены в течение многих десятков лет многие сотни миллионов долларов, то — и чужие деньги.

Тут, возможно, стоит сделать отступление — собственно о торговых марках. Слово «брэнд» — торговая марка — происходит от древнескандинавского «брандр» — «жечь» и восходит к традиции клеймить скот. Вслед за этим появилась и у ремесленников традиция ставить клейма в виде имени или знака на свои изделия, предназначенные на продажу. Это был знак мастера, его гарантия качества. В нашем веке товарный знак — это как бы гарантия качества товара и, в первую очередь, гарантия от подделки. Поэтому используется он не только в интересах производителя, но и в интересах потребителя.

Большинство стран в мире признают, что товарные знаки, как и патенты, и промышленные образцы, и авторское право, являются интеллектуальной собственностью и подлежат защите, как и всякая собственность. В частности, если кто-то использует чужую торговую марку, то ее собственник имеет возможность в судебном порядке восстановить свои права.

Вполне реальна, однако, такая ситуация, когда, скажем, Всемирную конвенцию об авторском праве (входящем составной частью в понятие интеллектуальной собственности), в 1952 году подписывает целый ряд стран, и там она действует. А на страны, не подписавшие ее (среди них был и Советский Союз до 1973 года), конвенция не распространяется. В этой связи с 1973 года, после присоединения СССР к международной конвенции об авторском праве, советские издательства лишились возможности без разрешения авторов и издателей переводить иностранную литературу. Это в дальнейшем сказалось на отборе произведений для перевода: платить валютой за переводное произведение разрешалось лишь «дружественным» и «прогрессивным» авторам и издателям, например, вьетнамским и индийским.

В Китае закон, запрещающий копировать товарные знаки и упаковку зарубежных производителей, вышел в 1993 году. Относительная его «недавность» часто становится аргументом пиратов: мол, а мы и не знали, что этого делать нельзя!.. Однако, как показала практика, прекрасно знают, но каждый раз делают вид, что попались впервые.

Но вот что, однако, интересно. Как известно, китайские товары заполонили рынки всего мира. И оптовики, например, отлично знают, что приобретают. То есть им-то китайцы не пытаются всучить «Чайну» под маркой «Джапэн». Но... сами оптовики, когда продают товар розничным торговцам, — именно так и поступают. Тут уж китайцы ни при чем. И вот случай, прелюбопытный во всех отношениях, тем более, что он показывает, что пиратством в сфере торговых марок промышляют не только китайцы...

Вскоре после того, как «бархатная революция» в Чехословакии открыла возможности для частного предпринимательства, один австрийский предприниматель предложил некоему чешскому гражданину Мареку Немецу заняться торговлей швейными машинками. Машинки были китайского производства. Но, чтобы торговля шла лучше, австриец дал Мареку на выбор несколько торговых марок, среди которых были «Виза», «Ройал», «Тойота» и другие. Сообразительный Марек быстро отдал предпочтение «Тойоте» и с 1990 года стал оптовым продавцом швейных машинок, которые организованная им первая частная специализированная фирма такого рода сбывала в универмаги практически по всей Чехословакии. Эта же фирма осуществляла ремонт и гарантийное обслуживание швейных машинок.

«Мы зарегистрировали право на торговую марку «Тойота», получили разрешение присвоить ее нашей продукции, но с этого времени у нас начались проблемы», — рассказывает Марек Немец.

Господин Марек Немец, комментирует Брюс Конвайзер, автор статьи «Чешский предприниматель скупает торговые марки», опубликованной в «Нью-Йорк таймс» (19 февраля), ловко воспользовался несовершенством законодательства своей страны в области патентного права и товарных знаков и хорошо на этом наживается. Дело в том, что согласно чешскому закону, торговая марка должна быть зарегистрирована на первого заявителя.

Карел Сермак, чья юридическая фирма представляет «Тойоту», говорит, что Чешская республика обязана охранять права компаний на торговые марки и товарные знаки, поскольку она является участницей Парижской конвенции 1883 года — старейшего международного соглашения по охране промышленной собственности.

Ладислав Йакл, президент государственной палаты промышленной собственности, в ведении которой находятся торговые марки, патенты, промышленный дизайн и т.п., квалифицирует действия Марека Немеца как «пиратство в области торговых марок». Он уверен, что Немец на этом наживается. При том господин Йакл бессильно разводит руками и признает: «Это, в сущности, не противоречит нашему государственному законодательству в области торговых марок и товарных знаков, поэтому у нас нет оснований отказать ему в регистрации.»

Хотя во многих промышленно развитых странах бывшего советского блока право на торговую марку защищено законом, в Чехии, которая лишь пять лет назад простилась со своим подсоветским прошлым, законы, касающиеся коммерции, далеки от совершенства и настолько туманны, что их можно «поворачивать», куда хочется, и таким образом «вы-руливать» к большим заработкам.

И все-таки в январе чешская государственная палата промышленной собственности поддержала претензии «Тойоты» к чешскому предпринима..., простите, к пирату. «Тойота», отстаивая свое законное право на торговую марку, заявляет, что господин Немец вводит потребителей в заблуждение, используя ее марку, и тем самым на рынке создает нечестную конкуренцию. Торговое законодательство Чешской республики, между тем, запрещает нечестную конкуренцию, включая пункт об использовании «вводящих в заблуждение торговых марок». Законодательство также запрещает вводить в заблуждение клиентов путем присвоения фирме названия другой фирмы и (или) ее торговой марки.

Господин Немец, однако, не смущаясь ни вышеозначенными обстоятельствами, ни претензиями к нему компании «Тойота», подал заявление в апелляционный суд, дабы сохранить за собой права на использование названия и торговой марки «Тойоты». Решение по этому вопросу вынесет специальный отдел, который выдает разрешения на использование названий, торговых марок и фирменной символики. Следующей ступенью может оказаться Верховный суд Чешской республики.

Может быть, Марек Немец профан, не ведающий, что творит? Отнюдь. Он — совладелец консультационной фирмы «Немец и Зайгроссер», и его партнер Мирослав Зайгроссер — юрист, специалист по вопросам патентного права. Их фирма консультирует клиентов по вопросам патентования, разработки, защиты и регистрации торговых марок, товарных знаков и т.п.

«Кто запретит мне использовать эту торговую марку, если я делаю это с 1990 года?» — спрашивает Марек.

Чешская пресса сообщила, что Марек судил отечественную фирму «Алвил кор» за посягательство на его торговую марку «Тойота»!

«В прошлом году эта фирма опубликовала рекламное объявление, где говорилось, что она — официальный дистрибьютор швейных машинок «Тойота». Но это ложь!», — заявляет Марек Немец. Он подтверждает сообщения чешских газет о том, что добился от фирмы «Алвил кор» выплаты ему компенсации в размере 28 тыс. долл. за нанесенный ущерб. Причем договоренности сторонам удалось достичь без суда. Но на каких условиях получена компенсация, Марек не говорит.

Нащупав золотую жилу, Марек Немец разрабатывает ее до конца. Одной торговой марки, даже такой замечательной, как «Тойота», ему оказалось мало, и он принялся регистрировать на свое имя одну за другой торговые марки крупнейших международных корпораций. Три десятка достаточно известных в мире названий фирм и торговых марок уже сделались его собственностью, признанной Чешской республикой. Но и этого неугомонному Мареку мало. В настоящее время в процессе регистрации у него находятся еще 50 торговых марок. Так что он может стать на территории Чехословакии владельцем торговых марок «Шевроле», «Бьюик», «Грюндиг» и т.п. Он уже вложил в этот «бизнес» 9 тыс. долл. — сумму, втрое превышающую среднюю зарплату в республике за год.

Что он намерен делать со всеми этими торговыми марками? «Это коммерческая тайна», — отвечает Марек. И поясняет: «Я делаю инвестиции в промышленные права. Если у компании возникнут проблемы, она свяжется с нами, и мы эти проблемы урегулируем».

Марек Немец был владельцем четырех торговых марок японской фирмы «Аисин», производящей трансмиссии и другие автодетали. Он признает, что получил с японцев тысячу долларов за то, что «уступил» им торговые марки. Более того, в течение месяца он вел переговоры с японцами о создании совместного предприятия. Но из этой затеи у него ничего не вышло.

До Второй мировой войны фирма «Аисин» была подразделением «Тойоты», которая теперь имеет в «Аисин» долю от 15 до 20 проц. Контакт у фирмы с господином Немецем состоялся, вероятно, в связи с попытками «Аисин» зарегистрировать в Праге свое отделение.

По мнению чешских юристов, Марек Немец добивается, чтобы иностранные фирмы выкупали у него свои торговые марки.

Сейчас в Чешской республике предпринимаются попытки внести изменения в законодательство о торговых марках. Карел Сермяк, вышеупомянутый юрист, чья фирма представляет интересы «Тойоты» и который является также вице-президентом чешской коллегии адвокатов, считает, что новое законодательство в этой области должно взять за образец германское. Там, согласно принятой процедуре, заявки на присвоение торговой марки сначала публикуются в прессе. Если при этом находится сторона, которая заявляет об ущемлении своих интересов, она имеет возможность обратиться с претензиями в соответствующие инстанции до того, как право использования торговой марки утверждают за заявителем.

Когда в Чехии встает вопрос о защите торговых марок, неизменно всплывает имя Игоря Немеца — начальника канцелярии чешского премьер-министра и... старшего брата Марека Немеца. Предложение внести исправления в закон о торговой марке будет рассмотрено в ближайшие недели. Игорь Немец, однако, уже выступал с критикой предыдущего предложения, которое было отвергнуто правительством Чехии два месяца назад. По его словам, палата индустриальной собственности недостаточно четко сформулировала свои цели и задачи. При этом Игорь Немец упорно отстаивает сохранение той части закона, в которой говорится, что право на торговую марку получает тот, кто первый подал на нее заявку. Хотя он готов согласиться на поправку о публикации заявок в прессе до регистрации торговой марки на первого заявителя. Помощь в «бизнесе» брату Мареку Игорь Немец отрицает, хотя сама история Марекова «бизнеса» свидетельствует об обратном.

Вот что, однако, обращает на себя внимание, когда сравниваешь китайское и чешское пиратство в интеллектуальной сфере. В том и другом случае видно, как в пиратском по сути бизнесе отражается уровень экономики этих стран. В Китае пиратство в сфере интеллектуальной собственности носит массовый и «демократический», если так можно выразиться, характер, оно связано с подъемом и бурным развитием производства. В Чехии даже сам характер интеллектуального пиратства свидетельствует об «эпохе декаданса»: оно изощренно и «элитарно».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75