И ПУХА, И ПЕРА, И НИКАКИХ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ!

Наталия Яценко 28 октября 1994, 00:00

Читайте также

Времена меняются, ценности - тоже

Годиков шесть-семь назад, работая в одной из киевских городских газет, я не раз слышала то ли просьбу, то ли настойчивый совет работника промтранспортного отдела Зализнычного райкома партии: «Напишите о пух-перовой фабрике. Она у нас опять в лидеры соцсоревнования вышла...»

Гм, пух, перо, подушки, ватные одеяла... Да и сама малочисленная фабрика, относившаяся к четвертой, последней группе по оплате труда, где и по сей день наряду с японскими швейными машинами «Джуки» работают сортировочные машины, вывезенные еще из Германии по репарациям, представлялась уж больно будничной и даже какой-то архаичной на фоне киевских гигантов машино- и приборостроения, химии, в то время бурно реконструировавшихся предприятий легкой промышленности, на фоне ЭВМ, экскаваторов, химических волокон, мужских костюмов по французской технологии...

Прошло не так уж много времени. Соцсоревнование, этот эрзац рыночной конкуренции, изжил себя окончательно, от чего, кажется, не очень приуныла даже тысячная армия инженеров по соцсоревнованию, сочинявших рапорты да повышенные обязательства. Во многих промышленных гигантах едва теплится жизнь: отпуск на две недели, неделя работы - и снова в отпуск; высококвалифицированные рабочие занялись кто частным извозом, кто сельхозработами, кто коммерцией. А пухо-перовая фабрика все работает. Не только на плаву, но и у всех на слуху - осваивает нетрадиционные виды продукции, добывает не только ткани, но и дефицитную мононить, налаживает сотрудничество с западными фирмами. Финансовое состояние стабильное: предоплата поставщикам в полтора миллиарда карбованцев - для коллектива не проблема. Казалось бы, зачем в таких условиях акционирование, да еще по открытому типу?

Не было бы счастья...

- Да мы вообще-то и не собирались акционироваться, - рассказывает директор фабрики, нынче - председатель правления открытого акционерного общества «Украинские пуховые изделия» Виктор Михайлович Собченко. - Просто к 1992 году, когда начались перебий с поставками сырья, дальше работать в режиме госпредприятия стало невозможно: не сохраним коллектив. Нет, деньги были, мы отчисляли суммы и министерству, и главку, а вот выплатить людям зарплату действительно по труду не имели права. Потому-то и собрались приватизироваться путем выкупа. Я посоветовался со многими специалистами, они одобрили. Но наша фабрика с ее небольшим уставным фондом - лакомый кусочек. В спор за нее вмешалась коммерческая структура, и светила нам уже продажа на конкурсной основе. Но подоспел майский 1993 года декрет Кабинета министров «Об особенностях приватизации имущества в агропромышленном комплексе» - и нам, как предприятию Минсельхозпрода, выбора не осталось. Только акционирование по открытому типу с выделением определенного пакета акций производителям сельхозсырья.

Преобразованию в акционерное общество предшествовало еще одно, довольно невеселое событие - сокращение штатов с 1 января 1993-го на 20 человек. Ха, скажет читатель, тоже мне проблему нашли! Для киевских десяти-сорокатысячных коллективов, действительно, не проблема, а вот для фабрики, где всего-то 103 работника... Ну да делать нечего - расстались с пенсионерами, у двери директорского кабинета не встречает уже посетителей страж в облике техсекретаря, и бумаги итээровцы печатают сами. В односменном режиме работает подготовительный участок, где моют, сушат перо и пух - все равно ведь объемы сократились, сырье в дефиците.

Кризис бьет птицу не только на взлете

Досталось и водоплавающей. На птицефабриках сокращается поголовье (нечем кормить), но еще большими темпами сокращаются поставки сырья пухо-перовой фабрике - не самой мощной в Украине, но единственной, которая продолжает работать полную неделю. Чертковская на Тернопольщине и Котовская на Одесщине - те наполовину «лежат», Львовская работает три дня в неделю, а киевляне крутятся...

В целом, конечно, в Украине птица еще не повывелась, не исключение и водоплавающая, чей пух только и пригоден для производства одеял. Но кто по здравому размышлению станет продавать его отечественным производителям, если можно двинуться со своим сырьем за рубеж? Бартер как основная движущая сила нашей нездоровой экономики и последняя надежда производственников тоже уже не срабатывает. «У селян, поди, наших пуховых одеял уже столько, что и детям, и внукам хватит», - грустно шутят работники фабрики.

Впрочем, В.Собченко настроен оптимистически:

- Подорожают энергоносители - подорожает и сырье, а поскольку по качеству оно все же уступает западному, то спрос за рубежом упадет. Повернутся поставщики к нам лицом, как не повернуться. А пока...

- Вот он, наш спаситель, - начальник планово-производственного отдела Валентина Иосифовна Юрина показывает на горы шерстяного ватина, которые высятся на раскройном участке. - Нет пуха - шьем ватные одеяла, тоже ведь ходовой товар: по сравнению с 1991 годом их производство возросло более чем вчетверо. А еще освоили покрывала на синтапоне. Помните особо модные одно время польские? Так вот, наши не хуже.

Пробовали работники АО сотрудничать и со швейниками - фирмами «Дана» и «Юлтекс» - в изготовлении верхней одежды. И ведь появились наши, не импортные куртки, пальто на натуральном пуху! Но с мая 1994-го о сотрудничестве говорят уже в прошедшем времени -не выгодно. Если изготавливая так называемые утеплители для курток, «Украинские пуховые изделия» закладывали свои 25 процентов рентабельности в стоимость полуфабриката и передавали его по кооперации швейникам, то последние, закончив изделие, накручивали свои 25 процентов уже на его полную стоимость, и делиться прибылью не собирались. Ну кому такое понравится? На нет и суда нет. И отечественных пуховых курток нет.

- Для производства одного утеплителя требовалось 400 граммов пуха, мы за этот полуфабрикат получали, допустим, 250 тысяч карбованцев, - рассказывает В.Собченко. - А на пуховое одеяло идет пуха 800 граммов, но получаем за него больше миллиона, да еще и наши люди заняты. Есть разница?

Безусловно. И не только в этом. Пуховые одеяла, особенно шикарные полуторные «Инга» и двойные «Элита», при отпускной цене сентября немногим больше миллиона продавались в торговле миллиона по три, не меньше. Поэтому акционерное общество собирается создать свой фирменный магазин, уже и помещение подготовлено. Проблема пока с инкассацией выручки, но магазин все равно будет открыт - уверен председатель правления «Украинских пуховых изделий».

Как 77 работникам «неработников» кормить

Признаться, такой спокойно-деловитой уверенности в наше неопределенное время можно только позавидовать. Видно, 12 лет в роли директора фабрики для Виктора Собченко, инжинера-технолога молочной промышленности по образованию, даром не прошли. Накоплен опыт управленца, руководителя.

Тут и вспомнилось мне услышанное с полгода назад. Накануне первой волны приватизации заместитель председателя Фонда госимущества Украины разъяснял: прежде чем вкладывать в предприятие ваучер, узнайте, каков у него рынок сбыта, в том числе за рубежом, а главное - посмотрите на директора. Только пообщавшись с Виктором Михайловичем, я постигла суть этого бесхитростного, на первый взгляд, «теста». И поняла одну из причин того, почему все-таки фабрика, оставив позади многие предприятия попрестижнее, вышла в наиболее эффективные предприятия первой волны. Хотя и до сих пор трудно объяснить неслыханную и для Киева, и для всей Украины цену ее акций - 28 с лишним номиналов за одну штуку.

Валентина Юрина склонна приписывать эту «заслугу» одной из финансовых газет:

- Еще в мае соотношение поданных заявок и количества выпущенных на открытую продажу акций было относительно приемлемым, где-то три к одному, и вдруг, после публикации, все переменилось. Заявки посыпались как из рога изобилия. Трасты нам нагнали цену.

- А вообще-то мы к этой цене отнеслись более чем скептически, - довольно скупо оценивает происшедшее Виктор Михайлович. Его, председателя правления АО, можно понять: не хочется неосторожным заявлением отпугнуть мелких инвесторов со стороны. Как ни крути, работники фабрики благодаря своей полутораваучерной льготе получили по номиналу по 150 акций, а «неработникам» на каждый ваучер досталось только по три. Где уж тут озолотиться!

Да, рынок создаем - просто закачаешься... Не хочу приуменьшать старания специалистов Фонда госимуществa в условиях нашего запутанного, зачастую похожего на минное, законодательного поля. Но в то же время абсолютно уверена: будь в первой волне не 150 предприятий, а хотя бы вдвое-втрое больше, начнись вторая волна хотя бы в апреле-мае - не пришлось бы сейчас 77 работникам «Украинских пуховых изделий» решать непосильную задачу - как обеспечить достойные дивиденды даже на три акции. а коль уж не сумели мы отрегулировать спрос и предложение, то, может, и впрямь следовало дать указание прекращать прием заявок, когда они втрое-вчетверо превысили количество акций, выставленных на открытую продажу?

Да что теперь рассуждать... Ответственность на коллектив легла очень большая, и председатель правления АО в раздумьях: как бы получше обеспечить интересы акционеров со стороны. Придется, считает он, как бы трудно ни было, и объемы наращивать, и вторую смену полностью восстанавливать, а в перспективе - может, и выкупить у людей акции по приличной цене.

А пока в эпопее с акционированием еще один поворот. Не больно-то рвутся заявители оплачивать акции по такой цене. Если коллектив свой 51 процент оплатил еще 7 апреля, за свои 19 процентов смежники тоже уже рассчитались, то на 26 октября из 30 процентов акций, распространяемых по открытой подписке, оплачены только 6,5 процента с хвостиком. Вот вам и оборотная сторона медали нашего псевдорыночного регулирования спроса и предложения.

Что дальше? Есть один законный выход - выставлять невыкупленные акции на продажу вторично. Но по существующим нормам это может происходить только ... по уже сложившейся цене, т.е. по 282,7 тыс. крб. за одну акцию номиналом 10 тысяч. Хорошо бы цену снизить, но нельзя. Снова тупик.

Кто еще вцепился в одеяло?

Впрочем, к противоречивости нашего законодательства и подзаконных актов мы уже как-то привыкли. И с ценой акций, надеюсь, что-то решится. Если раньше не решится вопрос о... ликвидации акционерного общества «Украинские пуховые изделия».

Сгущаю краски? Увы, ничуть. В арбитражном суде Киева в сентябре с.г. прошло слушание дела о признании недействительным приказа о приватизации фабрики путем создания открытого акционерного общества, подписанного в региональном отделении Фонда госимущества по Киеву. Истец - Минсельхозпрод Украины, ответчик - Фонд госимущества. Решение вынесено не в пользу последнего.

Как поведали осведомленные люди, скрытой пружиной конфликта между фабрикой и министерством стали претензии на имущество. Есть у «Украинских пуховых изделий» два складских помещения вдали от основной производственной площадки, на улице Ремонтной, что рядом с мясокомбинатом. Долгое время их сдавали в аренду подведомственной министерству организации. Но в один прекрасный (или злополучный?) день директор В.Собченко продлевать договор аренды отказался. Как же у непокорных, ставших к тому времени акционерным обществом и вышедших из-под министерского подчинения, отобрать помещения? Да очень просто - добившись признания недействительным решения о самом акционировании, хотя АО ко времени подачи иска существовало уже почти год.

Формальный повод для этого нашелся. Среди поданных и утвержденных региональным отделением ОГИ документов не оказалось плана приватизации предприятия. С одной стороны, он необходим (согласно декрету КМ «Об особенностях приватизации имущества в агропромышленном комплексе» от 17 мая 1993 года, под действие которого подпадает пухо-перовая фабрика), а с другой - не требуется вообще (согласно Закону «О приватизации небольших государственных предприятий (малой приватизации)», под действие которого попадает та же фабрика.

Что выше: закон или декрет? Сказать этого не возьмется даже юрист. Строго говоря, произошла коллизия норм права, т.е. норма закона вступила в противоречие о нормой декрета. И хотя фактически, как утверждает юрист ФГИ Игорь Кириленко, вся работа, которая обычно указывается в плане приватизации, в процессе акционирования фабрики была проведена, хотя на нарушение своих интересов в приватизации не жалуется ни одна сторона, имеющая право возбуждать дело в арбитражном суде (ни трудовой коллектив, ни местные власти, ни предприятия-смежники), т.е. в споре попросту нет пострадавшей стороны, суд все-таки дело рассматривает и выносит свое решение.

- Минсельхозпрод ни на каком этапе не участвовал в приватизации и согласно нашему Арбитражно-процессуальному кодексу не может считаться стороной, чьи интересы были хоть в какой-то части нарушены. Так что иск не должен был вообще приниматься к рассмотрению, - считает И.Кириленко. - Принятое же решение ставит под сомнение компетентность представителя Президента в Зализычном районе, который утвердил устав нового акционерного общества, работников Минфина, давших «добро» на эмиссию акций, предварительно проверив все документы АО. Не знаю, что по этому поводу и сказать, ведь ни одно законодательное положение не нарушено.

Знающие люди утверждают: процедура арбитражного рассмотрения может затянуться до полугода. Сперва заявление в порядке надзора рассмотрит первый заместитель председателя городского арбитражного суда. В случае, если он подтвердит решение арбитра, можно апеллировать к председателю горсуда. Потом - еще несколько инстанций Высшем арбитражном суде.

Но, допустим, решение арбитра подтверждено на самом высоком уровне. Что тогда? Склады у предприятия наверняка отберут. Но как вернуть статус-кво? Как пересматривать уставной фонд АО, если исходя из него уже проведена эмиссия акций? Как быть с сертификатами граждан, уже вложенными в «Украинские пуховые изделия», с деньгами, уплаченными работниками предприятия в пределах полутораваучерной льготы? Напомним, по состоянию на 7 октября за акции внесено на внебалансовый счет 869,5 млн. крб. сертификатами плюс 135,6 млн. «живых» денег. Как их при нашей инфляции возвращать?

Увы, и по части арбитражных разбирательств пухо-перовая фабрика в «лидерах» - не по своей вине. Неужели на ней будет отрабатываться и опыт «реприватизации», о которой все настойчивее говорит часть депутатов украинского парламента? Не дай Бог, чтобы это произошло.

А пока отложено празднование 50-летнего юбилея фабрики. Акционерное общество «Украинские пуховые изделия» ждет решения своей судьбы - и надеясь, и не надеясь на правосудие. Весьма печально, но от столкновения двух норм нашего несовершенного законодательства издержки несут не его творцы, а трудовой коллектив.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60