ЕСЛИ СРАЗУ, ТО НЕ ВСЕ? (ВОКРУГ ВАЛЮТНОЙ БИРЖИ)

Светлана Рябошапка 18 ноября 1994, 00:00

Читайте также

Что происходит на валютном рынке Украины после унификации курса карбованца к иностранным валютам, какие факторы влияют на формирование этого рынка? Вопросы глобальные. Потому и хочется получить хотя бы приблизительные ответы. Сразу хочу предупредить, что ответа на животрепещущий вопрос: «Какой курс будет на следующей неделе?» уважаемый читатель в этой статье не найдет. Впрочем, судите сами.

ВЕРНЫМ КУРСОМ...

Украинская межбанковская валютная биржа (УМВБ) официально и вплотную приступила к созданию своих филиалов в Донецке, Днепропетровске, Харькове. На подходе - Львов. Станет ли это началом принципиально новой эпохи развития валютного рынка, вопрос спорный. Предметом спора является монополизм УМВБ. Что лучше - несколько филиалов одной валютной биржи или сеть региональных, не зависящих друг от друга бирж?

По мнению бывшего зампреда правления Национального банка, ныне вице-президента УФГ Александра Шарова, валютный рынок Украины настолько специфичен, что применение на нем приемов демонополизации, пригодных для рынка товаров, приводит к обратным результатам. Для товарного рынка справедлива цепочка: разрушение монополии - появление конкуренции - реальный баланс спроса и предложения - реальная цена. «Но если мы вместо одной биржи сделаем несколько независимых, предложение валюты не увеличится, - считает г-н Шаров. - Ведь валюту продают не биржи, - ее продают экспортеры. Оно увеличится, если мы будем либерализировать экспорт. А если мы увеличим количество посредников, - а биржа это даже не посредник, а просто организатор рабочего места для банков-посредников, - увеличится только разнобой спроса и предложения по регионам. Потому, что у нас экспортеры и импортеры географически неоднородно разбросаны по Украине. И начнется просто валютная спекуляция, игра на разнице курсов - то, что профессионалы называют валютным арбитражем».

Тут нелишне спросить: а мы и в самом деле хотим знать реальный курс нашей валюты? Если это так, то валютный арбитраж нас не должен слишком уж пугать - грубая, но народная мудрость гласит, что нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. На всеукраинском аттракционе под кодовым названием «фиксированный курс» мы уже имели возможность убедиться - хуже кривого лица бывает только кривое зеркало. Более того, в прошлом году единственная и монопольная УМВБ была закрыта именно под тем предлогом, что нехорошие участники торгов сознательно занижали курс, т.е. спекулировали. Было бы желание, а предлог к закрытию - что единственной, что множества бирж - всегда готов. Мне даже кажется, что много бирж прикрыть будет посложнее, чем одну. Впрочем, я журналист, а не специалист по закрытию бирж.

ПРАВИЛА ИГРЫ

Сторонники идеи «больше бирж - хороших и валютных» говорят, что неплохо бы обеспечить равные возможности доступа к ресурсам, как валютным, так и карбованцевым, для всех участников игры. Тут, по-моему, стоит поговорить о самих участниках. Это банки. Как было верно сказано - банки-посредники, потому что у нас в стране банк как таковой покупать валюту не имеет права. (Ну почему?! Все равно ведь покупает.) Ладно. Напомним, по каким критериям Нацбанк допускает на УМВБ банки-посредники. Прежде допуска надо, ясное дело, иметь лицензию НБУ на проведение валютных операций. Еще со времен Госбанка СССР существуют требования квалификационные и требования технические, каковым должен соответствовать банк, работающий с валютой. Первое упражнение - надежность. В нашем случае она считается достаточной, если уставной фонд банка составляет не менее 2 минимальных фондов, т.е. 10 млрд. крб. Достигнув этой отметки, банк получает право работать с «мягкими» валютами (опять-таки: почему такое разделение, ведь с рублями и «зайчиками» работать сложнее, чем с долларом). Следующий счастливый момент в жизни банка может наступить, когда его уставной фонд достигнет 3 миллионов экю (по сегодняшнему курсу это около 300 млрд. крб.). Тут уж банк может идти в НБУ и просить лицензию на работу с твердой СКВ. То есть выдавать кредиты (за счет привлеченных средств), заниматься переводными операциями. Поскольку такие масштабы уставного фонда в украинской практике встречаются крайне редко, отсечение желающих попосредничать на бирже происходит уже на стадии лицензий. Те, кто успел их (лицензии) получить «до того», и являются участниками биржи: Проминвест, «Украина», «Відродження», INKO, Градобанк и еще около 40 банков, из которых немногие смогли бы получить доступ на биржу по новым правилам. Так отсекают «вновь прибывших», что логично - не пускать же на биржу кого попало, но в современных украинских условиях придает биржевым торгам этакий привкус «междусобойчика». По условиям НБУ, банк, ищущий работу на бирже, должен не просто существовать в течение минимум года, но и существовать беспорочно, т.е. не иметь «запятых» со стороны банковского надзора и налоговой инспекции. Плюс обязательное наличие корреспондентских отношений с пятью из 500 ведущих банков мира.

ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ ПРАВИЛ

Вторым, но не менее важным, вопросом для руководства УМВБ стала либерализация (некоторые слова пора, пожалуй, заменять новыми, а то эта «либерализация» уже истрепалась, как сто купонов). Так вот, либерализация правил биржевых торгов. Уменьшение доли административного контроля в нелегком деле валютной торговли. Чтобы спрос и предложение балансировали на своих качелях без вмешательства чиновника. Пока что это вмешательство выглядит приблизительно так: «Что-то нынче спрос великоват - все с утра хотят валюты купить», -говорит себе (или товарищу) чиновник в НБУ. И берет в руки очередную заявку на покупку, скажем, долларов. И видит, что печать на контракте стоит, скажем, вверх ногами, или какая-то буква плохо пропечатана. И вообще - что они (авторы заявки) за эти доллары покупать собираются? Блямсинги? Так у нас в Украине своих блямсингов производится - завались, полки ломятся, класть некуда. Пусть отечественные покупают. И контракт откладывается в сторону. А если серьезно, то до последнего времени существовала рекомендация НБУ не допускать на УМВБ контракты под импорт товаров народного потребления. Это, безусловно, защищает отечественного производителя от зарубежной конкуренции. Соответственно отечественный потребитель лишается права купить то, что ему подходит. И все для того, чтобы не исчез с лица земли завод, выпускающий украинские блямсинги, чтобы безработные с этого завода не начали социально возмущаться, ходить с флагами и дестабилизировать обстановку в стране...

Да, защищать своих производителей необходимо. Но не менее важно и приучить их выпускать что-нибудь качественное, пользующееся спросом. Лучшее средство для этого - конкурент, худшее - принцип «на безрыбье и рак рыба». Уж не говоря о том, что при таких ограничениях, при таких правилах валютного контроля, мы так и не узнаем, какова реальная цена нашей национальной валюты. Не произойдет структурная перестройка экономики. Много чего еще не произойдет. В самом деле? Если те, кто пишет законы, не прислушиваются к диктанту жизни, это означает, что вся жизнь должна замереть?..

СИТУАЦИЯ НА СЕГОДНЯ

Чем большая часть валюты продается и покупается на бирже, тем ближе к реальному курс. Сейчас через УМВБ проходит за одни торги 20-30 млн. долларов. В лучшие дни прошлого года оборот биржи составлял 40-50 млн. в неделю. Но не будем забывать, что еще миллионов восемьдесят оборачивается вне биржи. Вы поверили, что если на бирже нельзя купить доллары под импорт «чего-нибудь», так этого импортного «чего-нибудь» в продаже нет? Есть, если вы его покупаете. Откуда? Вот самая простая схема. У вас есть валюта, а мне нужно приобрести товар. На биржу мой контракт не допускают, поскольку закупить я хочу товары народного потребления. Мы с вами заключаем договор, я покупаю импортный товар, а вы за меня платите. И вам не больно и не обидно, потому что прибыль от продажи импорта на украинском рынке мы делим. Фактически я просто купила у вас валюту. По курсу «серого» рынка, между прочим. И это не просто легально, это нормально. Не нравится - снимайте административные ограничения. Что и сделано.

Будем считать, что мы выяснили: административно ограничивая спрос на валюту, добиться можно только взлета изобретательской мысли у всех участников рынка. Но за здоровьем национальной валюты следить нужно обязательно. Что остается для этого в распоряжении НБУ? На одних валютных интервенциях можно прожить неделю-две-три. Дальше - обвал.

ЕСЛИ ЗАВТРА ОБВАЛ...

Многие из нас не без интереса наблюдали и перманентный обвал родного карбованца, и знаменитый, но непродолжительный обвал соседского рубля. Выводы напрашиваются такие: бояться надо не обвала, а тех, кто потом старательно ищет «виновных», «спекулянтов», «заговорщиков», вообще «нечисть». Причем бояться надо всем, поскольку никогда не угадаешь, кому на сей раз отведена почетная роль жертвы праведного гнева.

Когда наблюдаешь эти увлекательные «поиски виноватых» на ковре Верховного Совета, хочется заняться чем-нибудь столь же бессмысленным и эффектным. Например, неожиданно спросить: «Почему золотое дно обычно совпадает с вершиной политического олимпа?»

А сам по себе обвал курса нацвалюты, без политической шелухи, просто болевой сигнал, индикатор общеэкономического неблагополучия. Это значит (перечисляем наугад), что: у нас безумный внешний долг, что у Украины нет своего места в международном распределении труда. Потому, что у нас кругом колхозы и никакой приватизации. Что на глазах изумленной публики на госсобственности вырастают укргаз-газпромовские монстры (вы случайно не знаете, куда делся еще в 1992-м рублевый стабилизационный фонд, предназначенный для поддержки карбованца? - спросите в Укргазе. А насчет свежих долгов за газ - обращайтесь в свежие корпорации типа «Республики» или «Славутича»). Обвал карбованца будет всего лишь означать, что экспортеры и после унификации курса боятся возвращать в страну валютную выручку, а иностранный инвестор лучше вложит свои деньги в Хорватию, чем в Украину. Что банковская инфраструктура слаба и деформирована, что банкам запрещено покупать валюту, хотя банк должен изучать рынок и закупать валюту наперед, чтобы нормально работала связка НБУ - комбанки, чтобы курс национальной валюты был предсказуемым, чтобы... перечень слишком разнороден и велик. Когда снимаешь розовые очки, глазам обычно бывает больно. Но уж если правительство сделало движение в сторону реальных цен, неизбежно должен наступить и близкий к реальному курс. «Держать» курс в пределах привычных цифр можно, приводя аргументы чисто политические: мол, если все либерализовать, произойдет социальный взрыв, который отбросит нас еще дальше от нормальной экономики. А если этого не сделать? Все обойдется?..

В последнюю минуту

С 18 февраля начнем новую жизнь?

16 ноября управление валютного регулирования Национального банка Украины направило коммерческим банкам сообщение №19010/2722. В нем отмечается, что с целью стабилизации курса карбованца, а также прекращения обращения иностранной валюты на территории Украины

- с 18 ноября 1994 года прекращается выдача лицензий для торговли и услуг с оплатой в иностранной валюте;

- действие рацее выданных лицензий прекращается 18 февраля 1995 года;

- торговля с оплатой в иностранной валюте организациями, имеющими соответствующие лицензии, прекращается 18 февраля 1995 года.

В то же время коммерческим банкам рекомендуется расширить сеть обменных пунктов.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09