ЕСЛИ ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ, ТО ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА ДОЛЖНА БЫТЬ ФИНАНСОВОЙ

Ольга Щедрина 11 ноября 1994, 00:00

Читайте также

За людьми, запечатленными на этой фотографии, стоят многие миллиарды долларов.

Улыбающийся господин, перед которым расступился первый ряд фотографирующихся, это Джеральд Кэрриган, бывший президент федерального Нью-Йоркского банка. Рядом с ним в белом свитере - Питер Кук, известнейший в мире финансист, в течение 33-х лет возглавлявший Английский Центральный банк. Окружают их представители, в том числе первые лица, крупнейших государственных банков 36 стран мира - германского Бундесбанка, Центрального банка Франции, Центрального банка Японии, государственных банков Европы, Америки, Азии...

Эти люди съехались в Австрию на знаменитый Зальцбургский семинар, сессии которого проводятся уже без малого 50 лет. Город Моцарта собирает авторитетнейших и крупнейших специалистов самых разных областей человеческой деятельности. Внеочередная сессия семинара, на которой побывала я, была посвящена теме «Политика центрального банка». Участники встречи получили прекрасную возможность послушать светил финансового мира, в первую очередь упомянутых выше гг. Кэрригана и Кука, поделиться друг с другом некоторыми секретами своего дела.

В этой блестящей компании мне, одной из немногих журналистов, приехавших в Зальцбург, довелось некоторым образом представлять Украину. Краткое сообщение, которое я сделала на одном из занятий семинара, вызвало неожиданный интерес банкиров, обусловленный, впрочем, не столько личностью и эрудицией автора, сколько любопытством к стране, еще вчера считавшейся крупнейшим негосударством Европы.

То, о чем говорила я, конечно же, не могло быть секретом для банкиров столь высокого ранга. Они прекрасно информированы о событиях, происходящих в финансовом мире постсоциалистических стран. Видимо, им было любопытно послушать человека, который является не субъектом, а объектом банковской и финансовой системы, так долго обслуживавшей социалистическую экономику.

Но я никогда не подозревала, что трагедии, разыгравшиеся вокруг «Финтраста» и подобных ему компаний, собиравших у населения деньги и затем бесследно исчезавших, могут так изумить прожженных банкиров. Думаю, если бы я не сказала, что моя собственная свекровь пала жертвой «Финтраста», меня просто сочли бы фантазеркой.

Возможно, дело в том, что рынок ценных бумаг на Западе сформировался еще в XVIII веке. Многие сегодняшние бизнесмены и финансисты просто не в состоянии представить себе, что столь примитивное жульничество возможно в европейской державе. Особенно недоумевал по этому поводу господин Амнон Яакоби из Центрального банка Израиля. Он задумался и после сосредоточенного молчания вдруг хлопнул себя по лбу и закричал:

- Я все понял! Это не банки! Они лишь называют себя банками. На самом деле эти ребята договорились друг с другом и просто ловко зарабатывают
деньги!

Ситуацию в Украине съехавшиеся в Зальцбург банкиры оценивали не слишком оптимистично. Особенно по сравнению с другими странами, переживающими переходный период, - Венгрией, Чехией, даже Словакией. И в бывшей Советской Латвии дела идут на лад. Возможно не последнюю роль сыграл в этом американец латышского происхождения Улдис Клаус, бывший вице-президент Нью-Йоркского банка, который приехал из Америки на свою историческую родину и сейчас занимает пост советника президента Центрального банка Латвии.

- Я не понимаю, - говорил мне господин Клаус, - почему никто из огромной украинской диаспоры в США не едет к вам? Там есть прекрасные специалисты банковского дела, их помощь могла быть неоценимой для вашей страны.

Работа господина Клауса в Латвии не была легкой, однако, ему не мешали. И сегодня он доволен результатами своей деятельности.

Господин Кэрриган, руководивший той группой семинара, в которой была я, говорил о нашей стране помягче, других. Впрочем, и у него я заметила тщательно скрываемый оттенок той снисходительности, с которой путешественники XIX века рассказывали своим соотечественникам о добрых и талантливых туземцах, живущих в хижинах и питающихся бататом. Улавливать такие нотки в разговоре прекрасно воспитанных джентльменов было не очень приятно.

- Не забывайте, что тот путь, который за пару лет прошли бывшие республики Советского Союза, наши страны преодолевали десятилетиями. То, что вы сделали, - это огромный рывок вперед. Но то, что вам предстоит сделать, - это самое главное. И самое трудное. И вам очень понадобится помощь наших специалистов.

С одним из таких специалистов мы долго беседовали за ужином в зале епископского замка, который уже много лет находится в распоряжении Зальцбургского семинара.

Вольфганг Рике до выхода на пенсию возглавлял знаменитый Дойче Бундесбанк, долгое время работал в европейском отделении Международного валютного фонда в Вашингтоне. Считается одним из авторитетнейших экономистов мира. За несколько дней до начала семинара господин Рике побывал в Киеве.

- Видите ли, - говорил банкир, - с вашими специалистами очень трудно общаться. Они не знают языков. Сегодня финансист не может не владеть английским. А в Киеве даже с самыми крупными специалистами я говорил через переводчиков, которые, к сожалению, не всегда владеют нашей терминологией. Здесь возникали очень досадные сложности. Но еще больше меня огорчило, что Порою было невозможно достичь необходимого взаимопонимания. Наши предложения, советы, рекомендации отвергались одно за другим. Мне трудно понять такое негативное отношение к опыту стран с высокоразвитой и эффективно действующей финансовой системой.

Они объясняли мне это местной спецификой. Конечно, такая специфика существует, но я не считаю ее непреодолимым препятствием для сотрудничества.

Все, с кем мне довелось беседовать в Зальцбурге, были единодушны в том, что национальный банк любой страны может нормально работать лишь в том случае, если он по-настоящему независим. Это одно из важнейших условий проведения экономических реформ, которые, по мнению банкиров, идут весьма сложно - и в Украине, и в России.

Эйнарс Репсе, президент Латвийского Центрального банка после своего блестящего выступления на семинаре, где он говорил о национальном опыте реформ в своей стране, назвал мне три важнейших условия, необходимых, по его мнению, для нормального функционирования финансовой системы в Украине: независимость Национального банка, либерализация цен и создание настоящей, соответствующей мировым требованиям фондовом биржи.

Одно из этих условий мы уже выполнили: цены стремительно пошли вверх.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.06
EUR 29.18