Экспортеры электроэнергии подтвердили свои права на 2012 год

Сергей Сычук 16 декабря 2011, 15:59
kievenergo.jpg
ZN.UA

Читайте также

Любая информация о продаже чего-либо в Украине сама по себе вызывает повышенный интерес. Не миновала чаша сия и недавний аукцион на право экспорта электроэнергии в 2012 году, закончившийся победой традиционных игроков рынка и очередным провалом нетрадиционных.

С 2010-го Украина перешла на новую модель, согласно которой участники энергорынка приобретают на аукционах у оператора магистральных сетей НЭК «Укрэнерго» доступ к трансграничным линиям электропередачи, по которым осуществляется экспорт. В результате этого наша страна в 2010 году увеличила экспорт электроэнергии почти на 3% по сравнению с 2009-м, доведя его до 4,2 млрд. кВт•ч.

В текущем году на восточноевропейском и белорусском направлениях экспорт тока осуществляло ООО «Востокэнерго», на молдавском — ООО «ДТЭК Пауэр Трейд» (обе компании являются структурными подразделениями ДТЭК), а также ГПВД «Укринтерэнерго» — на белорусском направлении. Экспорт (данные Министерства энергетики и угольной промышленности за январь—ноябрь) вырос на 56,7% — до свыше 5,7 млрд. кВт•ч. Есть все перспективы продолжать наращивать экспорт в том же духе.

Как  сообщало 14 декабря ZN.UA, эксперты посчитали условия нынешнего аукциона, проводимого «Укрэнерго» (в частности, о наличии у претендентов Energy Identification Code — EIC), отвечающими требова­ниям Энергети­ческого сообщества в отношении правил энерготрейдинга.

Напомним: код EIC присваивается Ассоциацией европейских операторов систем электропередачи (ENTSO-E) и обязателен для всех субъектов европейского рынка электроэнергии. EIC-код является индивидуальным «паспортом» экспортера в европейской энергосистеме. Для того чтобы получить этот код, у потенциальных участников аукциона был как минимум год — с момента вступления Украины в Энерго­сообщество в сентябре 2010 года.

Как предположил аналитик Art Capital Станислав Зеленец­кий, некоторые компании, подав­шие заявки на аукцион, но не предоставившие EIC-код, либо не знали правил игры, либо халатно отнеслись к этому требованию. Как говорится, Штирлиц понял, что это провал, но было поздно.

Почему не знали? Почему «халатно»? Да просто по-украински отнеслись. Вот и «мають те, що мають».

Словом, доступ к межгосударственному сечению по направлениям в Румынию, Слова­кию, Венгрию, Польшу, Молдову и частично Беларусь на право экспорта электроэнергии в 2012 году выкупили уже имеющие соответствующий опыт энерготрейдеры. Тепловая генерирующая компания «Востокэнерго» приобрела 545 МВт сечения «Бурштынская ТЭС — Сло­вакия, Венгрия, Румыния» за 110 тыс. грн., она же купила 235 МВт сечения на польском направлении (10 тыс. грн.), а также 650 МВт сечения на белорусском направлении (25 тыс. грн.). ООО «ДТЭК Пауэр Трейд» выкупило 700 МВт сечения по направлению в Молдову за 25 тыс. грн.

Госпредприятие «Укринтер­энерго» в ходе торгов приобрело 250 МВт сечения «Украина—Беларусь» за 50 тыс. грн., поборовшись с «Востокэнерго», в результате чего стоимость лота выросла в четыре раза — с 5 до 20 тыс. грн. Сечение «Украина — энергосистема России» было снято с торгов из-за отсутствия потенциальных покупателей, поскольку в России и своей элект­роэнергии хватает.

Полный провал, как можно понять из пояснения о коде EIC, заключался в том, что к участию в торгах аукционная комиссия НЭК «Укрэнерго» не допустила ЗАО «Белоцерковская ТЭЦ».

Справка ZN.UA. По данным Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, 42,93% ОАО «Бело­­церковская ТЭЦ» принадлежало ОАО «Межрегиональный фондовый союз», 16,05% — ОАО «Полтавский горно-обогатительный комбинат», 10,33% — физическому лицу. Банк «Финансы и Кредит» является номинальным держателем 20,84% акций. В свою очередь, ОАО «Бело­церковс­кая ТЭЦ» является собственником 49% акций ЗАО «Бело­церковс­кая ТЭЦ», созданного в декабре 1999 года. Контрольный пакет акций (51%) ЗАО на 1 апреля с.г. принадлежал частной компании Ergex Corporation Limited (Великобрита­ния). Если перейти на персоны, то считается, что контролирует ЗАО бизнесмен Константин Жеваго.

Уставный фонд ЗАО «Бело­цер­ковская ТЭЦ» составляет 76,726 млн. грн. Установленная элект­рическая мощность станции — 120 МВт, тепловая — 745 Гкал-ч.

Как пояснила председатель аукционной комиссии Татьяна Муравьева, внешнеэкономический контракт Белоцерковской ТЭЦ «не был согласован «Укр­энерго» в части технического обеспечения», отметив также, что к этой компании был ряд замечаний, одно из которых — отсутствие кода EIC.

Представитель Белоцерковс­кой ТЭЦ Андрей Кошелюк в ответ заявил: его компания не согласна с действиями аукционной комиссии и намерена обжаловать в судебных инстанциях недопуск ее к аукциону.

Можно, конечно, подойти к вопросу по принципу: «Кто такой этот подзащитный? Почему не знаем?» В смысле, что сегодня (за 11 месяцев с.г.) поставки электроэнергии с Бурштынской ТЭС традиционными экспортерами в направлении Венгрии, Словакии и Румынии выросли в 2,8 раза (почти на 1,8 млрд. кВт•ч) по сравнению с прошлым годом, когда коммерческий экспорт в этом направлении едва теп­лился. Что благодаря аукциону работники Бурштынской ТЭС (отделенной от объединенной отечественной энергосистемы в рамках «Бурш­тынс­кого энергоострова» и работающей параллельно с объединенной энергосистемой европейских стран) на весь будущий год обеспечены работой и т.д. Но попробуем подойти к проблеме со стороны злополучного кода, то есть с точки зрения Европы.

Ей, старушке, электроэнергия нужна. А вот головная боль — не очень. Поэтому европейцы и обложились требованиями. Что Белоцерковская ТЭЦ подходит к ним по-украински — это не может не греть наше национальное самосознание. Но захочет ли греться подобным образом старушка Европа — вопрос риторический.

В декабре прошлого года на аналогичный аукцион Бело­церковс­кая ТЭЦ пришла без продленного договора с ГП «Энергорынок». В этом году — история с EIC-кодом. К тому же компания не предоставила оригиналы контрактов. При этом их копии, числящиеся под одинаковыми номерами, отличаются по содержанию и противоречат требованиям Хозяйственного кодекса. Ну, кодекс — это наше внутреннее дело, глаза на него могли бы и подзакрыть.

А вот EIC позволяет идентифицировать поставщика электроэнергии в единой европейской электронной системе. Энерго­трей­деры, работающие на рынке Евро­союза и запрашивающие коды EIC при согласовании дневных графиков поставок, могут свободно получать такие коды, разъясняет Юрий Кубруш­ко, директор Imepower Consulting. Процесс выдачи кода аналитик Troika Dialog Сергей Невмержиц­кий охарактеризовал как «быст­рый». Если точнее, на все про все нужно две недели (это ж Европа, а не… ну да ладно). И чего стоило претенденту на кусок пирога от права на экспорт электро­энергии позаботиться об этом
заранее?

Возникнут ли, учитывая угрозы представителя Бело­церковс­кой ТЭЦ обратиться в суд, проблемы у «Укрэнерго»? Вряд ли. Видя проблемы хотя бы с контрактами, копии которых предоставила компания-претендент (и по поводу которых велась нудная переписка), «Укрэнерго» специально для участников аукциона сделала на своем сайте еще 7 декабря с.г. разъяснение с конкретизацией всех пунктов требований. Не помогло.

В итоге получилось то, что получилось. Очередной провал и несдача экзамена по причине то ли лени менеджеров Бело­церковс­­кой ТЭЦ, то ли их невнимательности. Но, сдается, угроза стабильности работы отечественной энергосистемы — это что-то одно. «Под­става» энергосистеме Восточной Европы — нечто другое. Уж такой скандал нам точно не нужен. Особенно после «газовой войны» 2009 года, когда во многих европейских домах поминали Украину незлым тихим словом.

Заметьте, тогда можно и должно было «переводить стрелки» на Россию. В нынешней ситуации «стрелочник» был бы явно отечественный, доморощенный. Вот и решили не рисковать. Нам с Энергетическим сообществом еще жить и жить. В хорошем смысле этого слова.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.29
EUR 28.59