Банки с иностранным капиталом: перезагрузка

Василий Пасочник 11 ноября 2011, 14:37
_650-430_znua.JPG
Андрей Товстыженко, ZN.UA

Читайте также

Вхождение в Украину разочаровало многие иностранные банки. Еще в 2009 году с нашего розничного рынка ушел голландский ING. Тогда же свое представительство ликвидировал немецкий Dresdner Bank. В 2010-м это же сделали британский HSBC и польский Pekao. В нынешнем году чешская группа PPF продала Home Credit Bank, а голландско-израильская TBIF Financial Services — VAB Bank. От украинских «дочек» избавились Bank of Georgia (на 80%) и российский «Ренессанс Капитал». Свои представительства ликвидировали также немецкий Bayerische Landesbank и южнокорейский Kookmin Bank. О возможной продаже банка «Форум» заявили в Commerzbank. На рынке также циркулируют слухи, что такая же участь может ожидать «СЕБ Банк», Кредобанк, Фольксбанк, «БМ Банк» и др.

В сентябре шведская группа Swedbank заявила, что оставляет розничный сегмент бизнеса и будет фокусироваться на работе с корпоративными клиентами. На рынке говорят о выставленном на продажу ипотечном портфеле Укрсиббанка на 1 млрд. долл., а заодно — и части отделений учреждения (также для оптимизации финансовых потоков уже продана часть банкоматов).

В изменении своей стратегии признаются представители и других финансовых учреждений. На­сколько далеко идущие последствия может иметь эта тенденция?

Ради справедливости стоит отметить, что сворачивание деятельности банков преимущественно западного происхождения происходит и на других восточноевропейских рынках, в том числе в России. Причем если одни банки вообще уходят с рынка (испанский Santander, голландский Rabobank, бельгийский KBC, шведские Handelsbanken и Swedbank, американские Morgan Stanley и GE Money Bank), то другие уменьшают поле активности (британский Barclays оставляет только инвестиционное подразделение, французский BNP Paribas сосредотачивается исключительно на проекте POS-кредитования со Сбербанком).

В Нацбанке ничего чрезвычайного в постепенном снижении активности иностранных банков на украинском рынке не видят. Директор генерального департамента денежно-кредитной политики НБУ Елена Щербакова подчеркивает, что в текущих условиях корректнее говорить не об уходе «иностранцев» из Украины, а о пересмотре стратегий их развития в сторону меньшей агрессивности. «Насколько мне известно, банки не собираются выходить, они будут оставаться и работать на рынке Украины», — подчеркивает Е.Щербакова.

При этом представитель НБУ признает: «Да, мы проводим сегодня достаточно жесткую монетарную политику. Этого никто не скрывает, и мы обосновываем, почему она в такой степени жесткости сегодня представлена». Положительные стороны такой политики — снижение инфляции до минимальных уровней за последние восемь лет, достаточно сбалансированная ситуация на валютном рынке, прекратившийся отток депозитов населения.

По мнению г-жи Щербаковой, изменение ландшафта на банковском рынке определяется в основном международными факторами. «Мы же не можем жить в вакууме. Украину нельзя рассматривать отдельно от европейского и мирового рынков. Те проблемы, которые испытывают в Европе, Украина тоже будет ощущать. Сейчас речь идет о пересмотре конфигурации европейского сообщества, перераспределении сил и финансовых потоков… Не так давно МВФ делал прогноз развития мировой экономики и показал, как будет расти ВВП в других странах, в т.ч. в Украине. В целом мы на фоне мира не так уж и плохо выглядим. Все те больные места, которые у нас есть, известны, все понимают, что их надо лечить. Но мы молодая экономика и у нас есть возможности для хорошего развития», — отмечает представитель НБУ.

Закономерным следствием долгового кризиса в Европе называет сворачивание активности банков и председатель правления «Правэкс-Банка» Сергей Наумов. «Кризис перешел на уровень государств. Теперь правительства не вливают в экономику дополнительные средства, более того, сокращают расходы. Из-за этого некоторые материнские компании украинских банков даже ощущают дефицит ликвидности. Поэтому они вполне логично пересматривают свою стратегию. Они продолжают работать в тех странах, где видят перспективы, возможность получить достаточно доходов», — констатирует банкир.

Действительно, ситуация в Европе кардинально поменялась осенью с усилением проблем вокруг Греции. Решение европейских лидеров и частного сектора о списании 50% долгов Афин (около 100 млрд. евро) и о повышении норматива достаточности капитала первого уровня до 9% (с 5%) вынудят 60—70 европейских банков увеличить капитал на сумму свыше 100 млрд. евро (по оценкам Morgan Stanley, реальная потребность может достичь 230 млрд. евро).

9 ноября доходность десятилетних бондов Италии достигла 7,5%. При этом уровень в 7% считается критическим (вопрос о получении международной помощи Грецией, Ирландией, Португалией возник именно после того, как стоимость их обязательств превысила эту красную линию). По мнению аналитиков, при таких ставках Рим не сможет рефинансировать долги, которые вынужден будет обслуживать в будущем. Запланированного увеличения Европейского фонда финансовой стабильности до 1 трлн. евро не хватит, чтобы покрыть долги Италии (оцениваются в 2 трлн. евро, 120% ВВП).

Одним из возможных способов решения в том числе вопросов с капиталом для западных банков является продажа дочерних структур в других странах. Этим путем после проведения летом стресс-теста европейских банков (тогда было определено, что европейским банкам требуется только 2,5 млрд. евро капитала) пошел в частности Oesterreichische Volksbanken, продавший Volksbank Int. российскому Сбербанку. Ожидается, что в ближайшем будущем этот тренд только усилится.

Определяющей внутренней предпосылкой для пересмотра стратегий иностранных банков в Украине является их высокая убыточность. Прежде всего, из-за потребности формировать резервы под проблемные кредиты (международные стандарты финансовой отчетности значительно более жесткие в этом отношении, нежели украинские). В 2010—2011 годах значительной части учреждений с иностранным капиталом удалось сократить свой отрицательный финрезультат. Однако многие из них продолжают нести огромные убытки (в некоторых случаях они измеряются даже не несколькими сотнями миллионов гривен) или же балансируют на черте убыточности, показывая минимальную прибыль.

Член совета Украинского кредитно-банковского союза Ярослав Колесник обращает внимание на то, что многие банки с иностранным капиталом заплатили слишком высокую цену за выход на украинский рынок (значительно более высокую, чем, например, в Венгрии, Хорватии и других странах).

Несбывшиеся ожидания в отношении прибылей на фоне отсутствия стабильности и прогнозируемости ситуации (из-за появления судебных решений, ставящих под сомнение выдачу валютных кредитов, неожиданные налоговые изменения, запрещающие банкам учитывать убытки прошлых периодов, и т.п.) вынуждают западные структуры пересматривать свое отношение к Украине. «На фоне европейского кризиса закономерно возникает вопрос: зачем это им, если не получают ожидаемого? Нужна ли эта головная боль?» — риторически спрашивает эксперт.

Одним из ключевых раздражителей для иностранцев является действующий порядок расчета валютной позиции, что вынуждает банки формировать резервы под валютные кредиты в гривне. «Банк «зависает» над рисками, связанными с движением курса. Если курс движется в сторону девальвации, банк теряет», — констатирует глава набсовета Platinum Bank Юрий Блащук. При этом С.Наумов добавляет, что значительные потери создает ослабление гривни даже на 1%.

В ответ экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко (один из инициаторов принятия «валютно-позиционного» постановления НБУ №109 в 2008 году) поддерживает текущую политику НБУ. По словам эксперта, изменения в расчете валютной позиции спасли гривню от еще более глубокой девальвации, так как позволили уменьшить спрос банков на валюту (в отдельные моменты резервная составляющая достигала 40% общего спроса на валюту) и даже увеличить валютную позицию на рынке через продажу банками валюты из резервов. По мнению г-на Савченко, в конечном итоге это уберегло банковскую систему от краха. «Когда ситуация успокоится и мир выйдет из второй волны кризиса, тогда НБУ, думаю, будет смягчать политику», — прогнозирует он.

В Нацбанке отмечают, что с пониманием относятся к замечаниям участников рынка в отношении расчета валютной позиции, и обещают пересмотреть действующие регламенты. «Мы огласили свои планы о том, что никто не собирается в таком виде валютную позицию удерживать. И постепенно, на протяжении трех-четырех лет, мы придем в нормальный расчет этого показателя, с учетом международных требований», — обещает Е.Щербакова.

По мнению координатора проектов Всемирного банка в финансовом и частном секторе Украины, Беларуси и Молдовы Мариуса Висмантаса, из-за неблагоприятной международной конъюнктуры уход некоторых банков с украинского рынка действительно возможен. В таких условиях для Украины чрезвычайно важно сохранить финансовую стабильность. «Можно предположить, что новых вливаний капитала в дочерние банки не будет, так, как это было шесть лет назад, три года назад», — спрогнозировал представитель ВБ. Эксперт считает, что банкам следует учесть негативный опыт чрезмерно активного докризисного роста, ведь сейчас некоторые участники рынка также растут «слишком быстро», что впоследствии может вылиться для них в дополнительные проблемы (в том числе в контексте качества кредитного портфеля).

В то же время старший банкир ЕБРР Александр Павлов обращает внимание на то, что стратегии западных банков становятся более взвешенными. Плюсом и для системы, и для экономики в целом эксперт называет то, что ключевые иностранные финучреждения остаются на украинском рынке. «В Украине, в отличие от многих развитых стран, банки занимаются базовой функцией — привлекают депозиты и выдают кредиты. В этом смысле украинская банковская система, возможно, даже гораздо здоровее остальных», — отмечает финансист.

Представители МФО не теряют надежды выпускать гривневые облигации и указывают на потенциальные выгоды для других участников рынка от такого инструмента. «Мы это делаем в 15 странах. Около 30% общего бизнеса ЕБРР — это работа в нацвалютах. Украина просто обязана вливаться в число этих стран. Тогда мы сможем трансформировать короткую гривню, которая есть на рынке, в долгосрочную. Мы сможем направлять ее в ключевые секторы экономики», — говорит А.Павлов.

По словам главы регионального представительства IFC в Украине и Беларуси Руфата Алимарданова, несмотря на отклонение парламентом соответствующих законопроектов, дискуссии с украинскими властями по данному поводу продолжаются. «Мне сложно сказать, почему это не происходит. Но вселяет надежду то, что нынешнее руководство Национального банка относится к этому вопросу с пониманием. У нас был позитивный диалог. И я надеюсь, что указанный вопрос скоро будет решен», — отмечает представитель IFC.

По словам представителей иностранных банков, потенциальную угрозу для их финансовой стабильности представляет также потенциальное ограничение потребительского кредитования (проекты соответствующих нормативных актов НБУ уже презентовал рынку; недавно же правительство утвердило План мероприятий по преодолению отрицательного сальдо во внешней торговле, где также есть положение о «предотвращении повышения уровня потребительского кредитования»).

Банкиры акцентируют внимание именно на данном вопросе, потому что этот сегмент бизнеса является для них едва ли не единственным реальным источником доходов. «Возникает вопрос — а где мы будем зарабатывать, то есть какие продукты будем продавать в 2012 году? Зачем нужна такая огромная сеть для того, чтобы ничего не продавать?» — риторически спрашивает С.Наумов.

Надеяться, например, на кредитование корпоративного сектора банкам с иностранным капиталом не приходится ввиду, в частности, закредитованности многих предприятий и риска второй волны кризиса. Зара­ба­тывать же на расшатывании валютного рынка для финучреждений, с одной стороны, достаточно опасно (в том числе из-за действующего порядка формирования валютной позиции), с другой — проблематично (с учетом сокращения норматива открытой валютной позиции с 20 до 5%).

«Мы верим в то, что центробанк будет проводить независимую политику и не будет запрещать потребительское кредитование. Нацбанку следовало бы принять меры по систематизации оценки клиента, что заставило бы участников рынка делать более взвешенный анализ при выдаче потребительских кредитов. Мы поддерживаем эту идею», — говорит Ю.Блащук.

В Нацбанке понимают важность потребительского кредитования для банков в текущих условиях. По словам Е.Щербаковой, регулятор готов идти на компромисс с участниками рынка. «Нужно определить уровень. Когда оно растет семимильными шагами, необходимо задумываться. В августе-сентябре у нас пошел очень большой рост потребительского кредитования. Имея опыт 2008 года, мы обратили внимание банков на происходящее. Могла возникнуть определенная проблема. В то же время до сегодняшнего дня никаких нормативных актов Национальный банк не издал. Это говорит о том, что мы ведем дискуссию. Необходимо найти какой-то компромисс, который устроит каждую сторону — и банковскую систему, и Нацбанк», — резюмирует г-жа Щербакова.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 25.64
EUR 27.25