ВОСХОЖДЕНИЕ ИРЕН ЖAКОБ

3 марта 1995, 00:00

Читайте также

«Если вы не пренебрегли советом кинокритиков и посмотрели кинофильм «Крас-ный» польского кинорежиссера Кшиштофа Кисловского, то, несомненно, влюбились в глав-ную героиню кинокартины в исполнении восхитительной Ирен Жакоб», - так начинает свой рассказ о восходящей звезде французского кино парижская газета «Монд».

Самое привлекательное в Жакоб, считает автор статьи в «Монд», что актриса в жизни очень похожа на свою очаровательную героиню. Ей присущи та же тонкость чувств, та же безграничная грусть и та же задумчивость.

Эти качества и стали определяющими в восхождении но-вой звезды, которое началось в 1987 году с фильма Луи Маля «Au revoir les enfants» («До свидания, дети»).

Работа в кинокартине «Кра-сный» - не единственная встреча Жакоб с живущим во Франции польским кинорежиссером Кисловским. Еще в 1991 году он снял ее в главной роли в своем фильме «Двойная жизнь Вероники» - первом, который был сделан им во Франции. Этот фильм получил специальный приз Венецианского кинофестиваля, а в Каннах работа Жакоб была отмечена наградой за лучшую женскую роль.

Именно этот фильм принес ей славу и многочисленные приглашения сниматься. И хо-тя с тех пор Жакоб трудно было назвать безработной, подлинное удовлетворение ей принесла лишь вторая встреча с тем же режиссером. На сей раз, по мнению самой Жакоб, ей удалось целиком использовать весь свой творческий потенциал, и именно эта роль, в которой так мало слов и так много возможностей передать внутренние переживания героини, позволила ей продемонстрировать, на что она способна как актриса.

«В картине Кисловского, - сказала Жакоб в интервью французскому телевидению, - главными действующими лицами были не я и не Жан-Луи Трентиньян (он исполняет в фильме роль судьи), а отноше-ния между нашими персонажами, между мужчиной и женщиной. Ведь не будь этих отношений, ни один из них не смог бы проявиться полностью. A именно потребности каждого человека, мужчины ли, женщины ли, проявиться в отношениях с другим человеком, раскрыться в них и посвящен этот фильм. Не случайно Кисловский в основном старался снять нашу реакцию и мало внимания уделял бытовым деталям. Ему было важно то, как развиваются наши отношения. Мне очень дорог этот фильм, и не только потому, что я, да и не только я, считаю его творческой удачей, но и потому, что он помог мне познать мое внутреннее я».

Новая французская кинозвезда Ирен Жакоб родилась в 1966 году в Женеве. Она была четвертым ребенком в семье швейцарского врача. «Пожа-луй, единственное, что я запомнила из детства, - вспоминает актриса, - это острая нехватка слов и чувств. Мои родители были протестантами, а потому старались скрывать свои чувства. В доме ни разу никто не обмолвился о каких-то личных проблемах, все говорили ровно и спокойно, как будто они находятся на службе. Наверное, поэтому, сколько я себя помню, меня привлекал театр, на сцене которого можно видеть открытое выражение страсти, как, например, у Гюго, и именно театр помог мне лучше понять своих родителей».

Когда Ирен Жакоб было двенадцать лет, она впервые посмотрела кинофильмы Чарли Чаплина, и с того момента уже не сомневалась в выборе карьеры. «Чаплин покорил меня, - рассказывает актриса, - его картины заставили меня плакать и смеяться, и это было как раз то, чего мне так не хватало в жизни, чего я ждала от искусства. Тогда я поняла и свое собственное призвание».

Уже в школе Жакоб получает первые уроки драматического искусства и, поступив в колледж, одновременно подрабатывает в нескольких небольших женевских труппах. В 1984 году, экстерном закончив колледж, где изучала иностранные языки (она в совершенстве владеет английским, немецким и итальянским), Ирен перебирается в Париж. «Мне надоела скучная, тошнотворная Женева,- рассказывает актриса, - и я поняла, что если хочу жить по-настоящему, то должна уехать. Париж я выбрала потому, что считала его столицей художников. Я хотела войти в артистические круги, посмотреть, как живут актеры, и начать работать на сцене».

Однако жизнь распорядилась иначе. В Париже Жакоб пришлось некоторое время работать продавщицей - торговать словарями. Даже ее брат, студент Парижской консерватории, на которого она очень рассчитывала, не смог помочь ей. Лишь через год Ирен удалось поступить в Школу драматического искусства. Там ее заметил Луи Маль (Жакоб почему-то не любит вспоминать об этом), и она получила роль в его фильме. Так началось ее восхождение.

Вышедший недавно на американские экраны фильм «Красный» - не последняя работа Жакоб. В прошлом году актриса снялась еще в двух фильмах. Весной в Будапеште она завершила съемки в фильме по роману Симонн де Бовуар «Все мужчины смертны».

«Меня весьма заинтересовала эта повесть Бовуар, - рассказывает Жакоб. - В фильме я играю актрису, которую многое не удовлетворяет в жизни. Однажды на улице она встречает бездомного, который оказывается... бессмертным. Однако в том и тонкость писательницы, что она сумела показать: бессмертие не означает, что человек может любить безгранично, - на это способны только смертные. Впрочем, я излагаю уже свои собственные представления, а на самом деле Бовуар написала о военном поколении, которое, пережив войну, испытывало большие трудности в поисках своего места в мирной жизни».

Из Будапешта Жакоб отправилась в Берлин, где закан-чивались съемки кинофильма «Победа». Это экранизация повести Джозефа Конрада, осуществленная режиссером Марком Пепло. Здесь Ирен сыграла скрипачку из женского оркестра. По словам Жакоб, в этой роли она попыталась раскрыть идею Толстого о том, что в каждом человеке происходит борьба между жизнью и смертью, которая мешает раскрыться любви и истине. «Увы, в обыденной жизни смерть побеждает гораздо чаще».

В ближайшее время актриса собирается переехать на юг Франции, где планируются съемки нового фильма «Под облаками» знаменитого ита-льянского кинорежиссера Ми-келанджело Aнтониони, вернувшегося в кино, а в дальней-шем примет участие в картине Надин Трентиньян.

«Я уже привыкла к этой кочевой жизни, - говорит Жакоб, - и потому почти не вижусь со своими родственниками. Лишь в конце минувшего года я навестила бабушку и дедушку. Когда мне нужно было от них уезжать, я чуть не расплакалась. И тут дед решил меня утешить - сказал, чтобы я не расстраивалась так сильно, ибо мне предстоят гораздо большие огорчения. Его слова меня рассмешили, но мне было и смешно и больно одновременно. А это и есть настоящее кино, настоящее искусство, когда и смешно и больно, когда легкость сочетается с поразительной глубиной. Вот только как этого достичь?»

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89