«ВОСХИТИТЕЛЬНЫЙ ВЫМЫСЕЛ В ФОРМЕ ФАКТОВ…»

Ярослав Минко 16 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Осень - пора премьер, горячее времячко для театралов. Но в этом начавшемся сезоне новых постановок все же не так много, как в былые времена и, думаю, распространяться о причинах этого явления лишне. К тому же скандальная смена художественного руководства в театре имени Леси Украинки и не менее скандальный застой в театре имени Ивана Франко, да еще пожар, во время которого сгорела вся сценическая часть крупнейшего (по численности актерского состава) украинского театра, почти вдвое сократили количество премьер в начале сезона. Тем не менее, каждый уважающий себя театр порадовал зрителей как минимум одной новой постановкой.

Киевский молодежный театр обратил на себя внимание тем, что осуществил пьесу знаменитого Оскара Уайльда, созданную в конце прошлого века. Зрителей привлекает, прежде всего, имя известного английского писателя, чье блестящее остроумие стало легендой. Спектакль поставлен по пьесе «Веер леди Виндермир» известным режиссером Виктором Шулаковъш. Правда, в его интерпретации он называется «Эрлин».

У зрителей разные мотивы почитания Оскара Уайльда. У одних его произведения будят ностальгию о мифическом золотом веке искусства, утонченности манер, культуры общения, когда люди умеют говорить и слушать, изысканно выражаться. Другие ценят его за парадоксальность мышления, блестящую иронию, временами переходящую в цинизм. Третьих привлекает личная судьба писателя, который метался между любовью к женщине и юноше, мучившим и издевавшимся над ним до конца его дней.

Кстати, режиссер-постановщик Виктор Шулаков не применул поговорить и об этой, личной, трагедии Оскара Уайльда, соединив с ним имя главного героя пьесы, обозначив в программке «Оскар Уайльд, он же лорд Виндермир». Очевидно, этой судьбе писателя посвящена почти 20-минутная музыкальная пантомима, сюжетом которой является внутреннее смятение автора пьесы, имеющее, однако, очень поверхностное отношение к лорду Виндермиру, нравственному до скучности, «до неприличия». Он влюблен в свою молодую жену и так внимателен к ней, что приводит в изумление светское общество, питающееся сплетнями, интригами и злословием. Как говорит один из персонажей пьесы, «на людях муж не должен обращать на свою молодую жену ни малейшего внимания - в наше время это очень опасно. Людям всегда кажется, что наедине он ее бьет».

Леди Виндермир любит своего мужа со всей страстью молодой жены, очень добродетельна, бесит светское общество своей моралью, преданностью мужу, своей красотой и счастьем молодой матери. Зрители просто млеют от непривычной в жизни атмосферы любви. Но как говорит другой персонаж высшего общества, «в Лондоне слишком много женщин, которые верят своим мужьям. Их сразу можно узнать, у них такой несчастный вид...»

Однако в жизнь этой идиллической пары, жизнь которой для высшего света скучна и однообразна, врывается грубый шантаж в лице очаровательной матери леди Виндермир, много лет назад каким-то образом избавившейся от своей годовалой дочери и с тех пор не видевшая ее, женщина, по словам лорда Виндермира, разведенная (тяжкий грех для фарисейского высшего общества), «дурная женщина, хищница», у которой в конце концов тоже обнаруживается человеческая душа.

Но все это, так сказать, сюжетная канва. Оскар Уайльд считал, что неважно что говорить, а важно как говорить. Смысл пьесы, как и всех его произведений, - в стремлении достичь красоты: в словесных образах, изысканных речевых оборотах, парадоксальности мышления. Постановщик спектакля Виктор Шулаков не воспроизводил визуальный бархатно-инкрустированный мир вещей конца XIX столетия (весьма вероятно, что у театра на это просто не было средств), но в одном сохранил ему верность - исполнители одеты в .прекрасно сшитые смокинги и вечерние платья. Оригинальная музыка известного композитора В.Бидусенко, вместе с пластическими мизансценами, которым режиссер, как всегда, придает огромное значение, была не оформлением, а действенным элементом спектакля. Сквозным режиссерским приемом этого зрелища, мне кажется, является красивость - костюмов, чувств, манер, отвечающие эстетике Оскара Уайльда.

Что касается исполнителей, то среди них звезд нет, но режиссерское видение способствовало напряженному действию, особенно в первой части спектакля. Мастерски подготовлено первое появление «дурной женщины, хищницы» миссис Эрлин. Но после, как мне показалось, драматическое напряжение постепенно снижалось до финала спектакля. Трудно сказать, чем это объясняется - то ли неудачным режиссерским акцентом на миссис Эрлин, то ли отсутствием во втором действии равной по силе пластической сцены борьбы страстей, как в начале спектакля, то ли неточным выбором актрисы на роль Эрлин...

Пьеса Оскара Уайльда - типичная мелодрама. Этот жанр преобладал в конце XIX - в начале XX веков, и, естественно, писатель не мог игнорировать это обстоятельство. Хотя отношение к подобного рода пьесам он высказал однозначно: в английской мелодраме «действующие лица говорят на сцене совершенно так, как говорили бы вне сцены, они прямо взяты из жизни и воспроизводят ее пошлость до мельчайших деталей». Но надо заметить, что он имел в виду не столько жанр, сколько отношение к заземленному реализму, против которого восставал и в искусстве, и в теории. Он отмечал «упадок лганья как искусства, как науки, как общественного развлечения».

Оскар Уайльд принадлежал к художникам, провозгласившим независимость искусства от реальной жизни, искусства для искусства, считающим чуть ли не единственной ценностью жизни красоту,. Вспомним слова Достоевского, что красота спасет мир...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.06
EUR 29.18