ПОЛЮБИ МЕНЯ ЧЕРНЕНЬКИМ...

Валентина Улыбина 2 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Ах, несчастные мы слепцы! Раздавленные идеологическим, экономическим, государственным кризисом, мы либо ставим на себе жирный эсхатологический крест, либо впадаем в пафос «незалежности», но привычно и упрямо не замечаем главного - ближнего своего. Это в жизни, а жизнь наша сегодня вовсе не театр, и театр наш сегодня не зеркало, не трибуна, а черт те что, впрочем как и жизнь.

Однако ближе к сути. Киевский театр юного зрителя, малая сцена, премьера спектакля «Настоящий бразильский кофе». Необходимо отдать должное дарованию драматурга, название привлекает, кофе дорожает, а здесь билеты почти даром, «ну за очень смешную цену». Но оказавшись в зрительном зале, мы с горечью понимаем: кофе не будет. Судя по декорациям Евгения Карася, будет обычная «совковая чернуха», коей мы уже объелись по уши. Однако в ТЮЗе сей подпорченный продукт подают с музыкой на манер той, что звучит в наших подземных переходах. Знаменитых братьев Ищуков изображают Дмитрий Маркитантов (саксофон) и Олег Мовлянов (аккордеон), словно приглашая нас изысканной музыкой Портера к танцу. Но танцев не будет тоже. А будет извечная проблема отцов и детей в эпоху перелома, когда подрастающее поколение впадает в рыночную экономику, а их отцы из этой самой экономики выпадают. И процесс этот уже дошел, кризис вызрел, нарыв вскрывается, под аккомпанемент отборнейшей брани и смачных плевков.

Сын (Александр Башкиров) зарабатывает деньги мытьем автомобилей и содержит отца (Александр Бессмертный), бывшего актера русского театра (кстати, действие пьесы происходит во Львове), ныне безработного. Папаша пытается убедить сына в том, что деньги - ценность мнимая. Но новое поколение «уже выбрало пепси». Деньги, деньги, деньги - вот что сегодня мерило нашей жизни, и их отсутствие автоматически подразумевает отсутствие бытия. Молодежь обрела свою идеологию без нашей помощи. И мы, причисляя себя к потерянному поколению, счастливо устроились на содержании если не у своих детей, то уж у государства во всяком случае. И да здравствует наше безгрешное иждивенчество, мог бы провозгласить отец - лучше гордая нищета, чем гроши за унизительный труд. Нам дорог и понятен его пафос, мы с ним солидарны. Но... Неожиданно сверху (с неба что ли?) падает доллар, зелененькая наша надежда, «бакс» в простонародье. Сыну заплатили не фантиками, а... Отец мгновенно преображается, будущее внезапно обретает лучезарные черты, ибо доллар - это мясо (к черту пост!), это квартплата, это виски, это все!!! Да вот только сын доллар не отдает. Вот ведь в чем конфликт современности.

И вдруг сквозь избитый банальный сюжет мы начинаем угадывать иной - причудливый и нежный. И внезапно замечаем, что играют-то актеры совсем не то, что написано, и что спектакль-то не о нашей убогой повседневности, а о любви - наивной и сложной одновременно, которая и в нищете - Любовь. Оказывается, что сын предан отцу и верит, что тот выкарабкается, и они «еще увидят небо в алмазах».

И мы, наконец, замечаем скрытую ранее от нас символику: Отец и Сын. Исповедуясь сыну в своих грехах, предательстве любви, слабости, утрате веры, отец вновь обретает сына. И самого себя. Презирая свой страх, побеждаю свою укоренившуюся ненависть к миру, он совершает мужественный поступок - обретает сыновью любовь как благодать.

И сыну, озлобленному современному подростку, трагическая исповедь, абсолютная откровенность отца открывают сокровенную суть: он плоть от плоти отца, и любовь их предопределена.

Два превосходных актера, (интеллигентный, ироничный маститый Александр Бессмертный и талантливый студент театрального института Александр Башкиров) без штукарства, актерских фокусов завладевает вниманием зала, заставляя, затаив дыхание и сдерживая слезы, слушать свой напряженный диалог. Каждая реплика прожита, прочувствована сердцем. Два Александра живут на сцене, а не представляют, каким бы старомодным это не могло бы кому-то показаться. Но разве устарело понятие сцены как алтаря, где актер приносит себя в жертву во имя нас, таких по-современному равнодушных и толстокожих.

Спектакль репетировался режиссером Александром Столяровым (он же - автор пьесы) почти год, в нем нет второго состава, здесь бесконечно важна и индивидуальность актеров, их способность к откровению на сцене и бескорыстная трата своих душевных сил. Потому-то так убедительна и трепетна истина, извечная, но забываемая нами в привычной суете заповедь о милосердии к ближнему, которую напоминает спектакль «Настоящий бразильский кофе». «Полюби меня черненьким, беленьким меня всякий полюбит. Полюби меня...» Как необходимо помнить нам об этом сегодня.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75