ОТ ТЕЛЕВИДЕНИЯ — ПО СПОСОБНОСТЯМ, ТЕЛЕВИДЕНИЮ — ПО...

Полина Малахова 10 февраля 1995, 00:00

Читайте также

«Какое общество — такое и телевидение». Эта фраза, брошенная вскользь одним из бывших ведущих УТН, достаточно четко определяет суть УТ. Непритязательное как по форме, так и по содержанию, с вечными жалобами на маленькие зарплаты, технические проблемы и невостребованные творческие амбиции, оно напоминает одряхлевшую чеховскую Душечку, которая, несмотря на возраст и опыт, всегда готова искренне и полностью отдаться чему-нибудь светлому, большому и чистому.

Перемены в обществе приводят телевидение в состояние трепетного ожидания: «Вот сейчас ворвется он на белом коне и все будет иначе». Но новый принц, как правило, приходит пешком, изрядно потрепанным по пути житейскими бурями, и ему самому нужны поддержка и уверенность. Вспыхнувшую было страсть съедает рутина, и все возвращается на круги своя. Государственное телевидение, находясь на полном содержании у государства, в меру сил выполняет социальные заказы, а в оставшееся время пытается хотя бы минимально удовлетворить зрелищные потребности населения. Если же посмотреть на негосударственные, независимые компании, то там понятие «демократия» уже давно стало синонимом «анархии». Те, кто сегодня занимаются самостоятельным ТВ, еще лет 5 — 6 назад и в розовых снах о подобном не мечтали. Они, как правило, хотели заработать квартиру, машину и т.д. Открывали какое-нибудь маленькое производство и, накопив или достав достаточное количество средств либо объединившись с себе подобными, вдруг ощутили, что являются даже определенной политической силой. Для придания солидности в названиях у «независимых» часто присутствуют слова: «международное», «общенациональное» или просто «народное». При этом само понятие «телевидение» сводится к наличию полупрофессиональной видеокамеры, бытового видеомагнитофона и канала. Конечно, это немного утрировано, есть компании, которые имеют две камеры, и иногда даже профессиональные. Одним словом, в результате шквал нелицензированной записанной на бытовом стандарте продукции оккупировал эфир и флагманом зрелищности стали краденые низкопробные видеофильмы. Речь идет не о ханжестве, а о качестве. Ведь никто не называет порнографией Венеру Милосскую или Апполона Бельведерского, несмотря на достаточно рельефные изображения их физических достоинств. Но путь к качеству долог и сложен. Гораздо проще арендовать маленький (в полтора киловатта) передатчик, который накрывает видеосигналом какую-либо территорию, и гордо вести речь о вещании на трехмиллионную аудиторию. Это даст прибыль от рекламы. Небольшую. Для большой и прибыли, и славы Теда Тернера или Берлускони необходим совсем иной порядок цифр. Не потому ли у нас до сих пор никто не замахнулся на создание частного телевизионного канала. Ведь при космических амбициях капитал-то, в основном, «колбасно-палаточный». А потом, зачем платить, если можно, практически даром, на хорошем отношении чиновника, получить желаемый канал и вещать, тихой сапой зарабатывая трудовую копейку. Такого уровня «демократичности» на телевидении не знают даже наши близкие соседи. Далее на Запад заглядывать просто нецелесообразно.

Закон о телевидении и радиовещании, принятый в конце 1993 года, был призван хоть как-то упорядочить все происходящее. И он не так уж плох, потому что образцом ему был последний аналогичный канадский документ. Некоторые положения взяты из французского и немецкого законов, частично из американского, адаптированы и перенесены на украинскую почву. Но уже практически полтора года он не просто не выполняется. Он не замечается никем. Государство руководит телевидением, используя старое как мир «телефонное право». Видимо, сейчас приходит понимание того, что телефонов на всех может и не хватить. А если от государственного престола случайно отпадет четвертая ножка, то в лучшем случае он зашатается. Потому демократия — демократией, а порядок — порядком.

Первым шагом во исполнение Закона стало создание Национальной рады по телевидению и радиовещанию — органа законодательного. Именно она должна теперь выдавать лицензии негосударственным станциям (если уровень производимой продукции Национальную раду удовлетворит). Вторым гвоздем для четвертой ножки престола было возникновение Гостелерадио — комитета-структуры исполнительной, министерского уровня, который обязан следить за выполнением вещания государственного заказа на государственных каналах и за порядком, согласно выданным лицензиям, на негосударственных. Для контроля Концерн Радиорелейных линий (каналов) подчиняется Комитету, но не входит в его состав. На таких же условиях существует отныне и Национальная телекомпания со всеми ее ответвлениями. Отношения между участниками процесса строятся на рыночном, а не базарном уровне. То есть в госструктуре по принципу хозрасчета все отделения становятся юридически самостоятельными. И, честно выполняя госзаказ, за государственные же, бюджетные, деньги (а он ориентировочно будет составлять от 40 до 60% на обоих каналах) все остальное время вещания смогут использовать для зарабатывания средств путем изготовления и трансляции высококачественной телевизионной продукции на все возможные темы. Но при этом уже придется четко считать, сколько нужно людей, техники, сил и средств для того, чтобы продукция не только самоокупалась, но и давала прибыль. А это сложно, потому что в психологии «советского» человека — на работе числиться и что-то получать, а зарабатывать на стороне и именно там в полной мере реализовывать себя. Когда же появляется возможность зарабатывать на основной работе, то поначалу это отпугивает и настораживает. Спасает только безвыходность ситуации. Нынче государственному телевидению придется либо так — либо никак. Собственно, на подобных принципах существуют многие телекомпании в развитых странах. В системе публичного телевидения в Германии, например, доля государства в разных телекомпаниях составляет от 25 до 40%, местные земельные бюджеты дают где-то столько же, все остальное добавляется либо рекламой, либо спонсорами. Распределение средств проводится Наблюдательным советом. Он состоит из достойных граждан. Это, пожалуй, единственная разница. Хотя, если учитывать ментальность перестроечного процесса, эта разница не такая уж и несущественная. С другой стороны, рыночный хозрасчетный принцип на ТВ поможет избежать дорогих, но малоинтересных программ: ну, например, трансляция сессии облсовета. Сам Совет может заложить стоимость трансляции в бюджет местной телекомпании, но это будут деньги из бюджета области (так как согласно нынешним принципам областным структурам Национальной телекомпании часть средств для обеспечения вещания должны давать и местные власти по немецкой схеме), и соответственно, на ту сумму, которая пойдет за трансляции сессии, не будет построено детсадиков либо накуплено лекарств и т.д. Народ логично сможет спросить: «А тех ли мы выбрали?» Вот приблизительно таков в идеале механизм, который планируется реализовать в государственном вещании. В негосударственном по закону любой может организовать любое телевидение при условии, что оно будет хорошим. Получить лицензию, арендовать время или канал и стать «Берлусконенко». К сожалению, нельзя априори утверждать, что все задуманное осуществится быстро, безошибочно и безболезненно. Идеология не исчезнет еще долгое время и будет играть определяющую роль в любом творческом процессе. Но чеховская Душечка при этом все равно сможет стать в меру эмансипированной, современной барышней. И выбирать, какому принцу ей нравиться, а какому нет, потому что, живя в нормальных, действительно рыночных условиях, быстро можно понять разницу между «зарабатывать» и «получать». Или, обратившись к исторической реальности, вспомнить, что последний раз что-то падало с неба, когда Моисей выводил евреев из египетского рабства. С того времени вот уже несколько столетий манны не случалось.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89