"Мы живем в Николаевке. Это жизнь на Марсе"

Ирина Зубавина 24 февраля, 23:04
123_1

Читайте также

Документальный фильм "Школа № 3" — о бытии и сознании украинских подростков в зоне боевых действий на Востоке — получил Гран-при международного киноконкурса "Берлинале" (в программе категории "14+"). В этой картине авторам удалось отразить растерянность и надежды молодого поколения, обожженного войной. 

Режиссеры ленты — Елизавета Смит (Украина) и Георг Жено (Германия). При вручении награды жюри отметило умение этих авторов создать пространство доверия, где со всей откровенностью раскрывается эмоциональный мир подростков, а рассказы о войне соединяются с интимными деталями их повседневной жизни. 

Авторы фильма получили денежную премию 7,5 тыс. евро от Федерального агентства гражданского образования Германии, как сообщается на официальном сайте фестиваля. А по данным Государственного агентства Украины по вопросам кино, планируется предоставить государственную поддержку следующему фильму Елизаветы Смит — "Цымбалист Петр".

Лента "Школа № 3" повествует о мечтах и чаяниях подростков Донбасса — учеников общеобразовательной школы № 3 города Николаевка Донецкой области. Летом 2014 года, снаряд, попавший в здание этой школы, превратил его в одну из руин небольшого городка, сильно пострадавшего в результате боевых действий под Славянском.

Фильм создан по мотивам документальной пьесы "Моя Николаевка", поставленной в "Театре переселенца" — это проект театрального режиссера Георга Жено (Германия) и украинского драматурга Натальи Ворожбит. 

Цель этого проекта, признанного критиками одним из важнейших театральных достижений 2015 года, была не только эстетической, но и социально-политической: раскрыть зрителю суть проблемы переселенцев как гуманитарной катастрофы европейского масштаба. Проект, в котором программно задействованы не профессиональные актеры, а реальные участники травмирующих событий, безусловно, имеет для них терапевтическое значение: дает им возможность выговориться, способствует освобождению от стресса, компенсации посттравматического синдрома, психологической адаптации к новой реальности. Не случайно, в числе создателей проекта с переселенцами — психотерапевт Алексей Карачинский. 

13 героев фильма — подростки, ученики 8–10 классов: Леся, Катерина, Влад, Данила, Иван, Алина, Руслан, Виктория, Анатолий. Обычные тинейджеры, разные по темпераменту и интересам, трогательные и наивные, иногда банальные, временами — грубоватые. Ребята рассказывают истории из своей жизни, иногда сопровождая рассказы знаковыми для них предметами: мотоциклетным шлемом в руках заядлого автогонщика, сувенирной копией Эйфелевой башни, символизирующей желание героини увидеть мир; а вот потерявшая первую любовь девочка с куском тюлевой занавески, заменявшая в их детских играх свадебную фату, — "вещь осталась, а человека нет"… 

Подросток рассказывает о своей девочке, рисуя ее забавный шарж мелом на доске. В личных монологах герои фильма делятся глубокими, подчас интимными переживаниями. 

Другая юная героиня переживает разрыв из-за политики с молодым человеком: "Мне важен человек, а не политика", — повторяет она. И тут же демонстрирует сцену из спектакля Театра теней, который они организовали с подругами: Он и Она, драма непонимания, разыгранная при помощи теневых фигурок, очевидно, перекликается с личными переживаниями девушки. 

Молодым людям непросто разобраться в сложных перепетиях политических событий. Поэтому интерпретируют они пережитое по-разному. "Мы живем в Николаевке. И это жизнь на Марсе. Мы ничего не знаем об этом мире", — сетует в беседе с подругой один из персонажей. 

Молодые люди ныряют в реку с моста прямо в одежде, игнорируя предупреждающие об опасности запрещающие надписи, купаются в мощных водных потоках, образуемых речными порогами. Впечатление отрешенности девственного мира природы не могут разрушить вклинившиеся элементы индустриального пейзажа — дымящие заводские трубы где-то у линии горизонта, огни ночного городка с высоты близлежащего холма. Еще одна парочка ссорится из-за ревности и своенравия. 

Другие — пьют вино, отмахиваясь от докучливых родительских телефонных звонков. Юный мизантроп с некоторой грубоватой бравадой рассказывает, как три его неудачных романа в летних лагерях отдыха привели не только к жизненным разочарованиям, но еще и к курению, употреблению алкоголя и легких наркотиков. А другой мечтает о встрече с волонтеркой, с которой успел подружиться. Беседует с ней по скайпу. Каждый хочет быть услышанным, понятым, любимым, найти свои перспективы и пути к исполнению мечтаний. 

116-минутный фильм, построенный на столкновении отдельных монологов-свидетельств, создан на пересечении документального кино и документального театра. В некотором смысле это — вызов традиционному театру с его мерой условности, иными словами — с откровенной игрой. Связь ленты с предшествующей театральной постановкой отчетливо прослеживается в некоторой подчеркнутой театральности. Фронтальные композиции, статичность камеры, фиксирующей откровения персонажей.

 Экранная эстетика визуально расширила границы подросткового мира, вывела героев из герметичности школьных коридоров с вечными школьными звонками и ограничительными табу. 

Старшеклассники нарушают запреты "взрослого" мира, пьют вино, не спешат вечерами вернуться домой, закручивают подростковые романы, залечивают душевные раны, пребывают в щемящем поиске себя. Казалось бы, привычный спектр типичных подростковых проблем радикально заостряется вопросом: каково взрослеть в мире, потерявшем стабильность? В мире, утратившем безопасность, грозящем отнять друзей, близких и саму жизнь?

Вопреки остроте заданной актуальной темы, фильм приятно удивляет отсутствием неприкрытой политической риторики. Хотя политическая составляющая очевидна. Это тот самый случай, когда внешне нейтральные тексты наполняются новым смыслом, исходя из известных зрителю историко-политических контекстов. 

Герои — дети, познавшие войну. Поэтому их жизневосприятие — на кончике оголенного нерва. Тинейджеры разных характеров и темпераментов завораживают своей неповторимостью, иногда — инфантильностью, неискушенностью. 

Под сочувствующие возгласы зрительного зала прошел "дивертисмент" поющей девочки, без особого голоса и слуха, но с душой исполнившей трогательную песню о необходимости открыться миру.

В некотором смысле фильм "Школа № 3" можно расценивать как попытку открыть миру Украину через незамутненность детского восприятия.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.12
EUR 29.45