КТО ПОМОЖЕТ «ЯГО» ВЫНЫРНУТЬ В КИЕВЕ?

Сергей Васильев 23 декабря 1994, 00:00

Читайте также

О феноменальном успехе Киевского театра на Подоле на одном из самых престижных мировых театральных фестивалей - Эдинбургском - Киев, благодаря бойкой и вездесущей молве, кажется, наслышан достаточно. Представив в альтернативной программе фестиваля новую версию гедонистского «Сна в летнюю ночь» и дерзкую трактовку «Отелло», киевская труппа вызвала в Эдинбурге подлинную сенсацию, шквал восхищенных откликов и лестных оценок. Пожалуй, ни об одном спектакле последнего Эдинбургского фестиваля так щедро и восторженно не писала британская пресса, как об украинском «Яго». Самые влиятельные английские издания, в частности, «Тайме», «Гардиан», «Обсервер», крупнейшая шотландская газета «Скотсмен» поместили серьезные критические рецензии, посвященные ошеломившей публику интерпретации одной их самых известных шекспировских пьес.

Британских театральных обозревателей, помимо нестандартного пространственного решения спектакля (он игрался в бассейне, что превосходно воссоздавало чувственную атмосферу Средиземноморья и позволило создать головокружительный монтаж острых и причудливых мизансцен), прежде всего поразила удивительная свобода режиссера Виталия Малахова в обращении с классическим текстом «Отелло». Именно свобода, а не разнузданное своеволие. По сути, постановщик, дабы усложнить мотивацию поступков центрального в его версии героя трагедии - Яго, не акцентировать преждевременно его коварство, ярость и нутряную зависть, разрешил себе единственное принципиальное вторжение в шекспировский текст: суммировал монологи Яго в его финальную речь - исповедь, комментарий, покаяние. Это, кстати, дало новое нравственное измерение знаменитой трагедии, превратившейся в трактовке В.Малахова и Анатолия Хостикоева (автор идеи спектакля и исполнитель главной роли в нем) в трагическое исследование о постепенной моральной мутации человека, ложно и эгоистически истолковывающего понятие справедливости.

Яго А.Хостикоева живет в обществе, провозгласившем диктатуру посредственности и превыше всего ценящем дисциплинированное подчинение правилам бюрократической иерархии. Тщедушные, серые люди получают здесь привилегии и награды, услужливые бездари делают карьеру, вымуштрованные солдафоны объявляются образцом чести и безупречности. Это общество органически не приемлет всего, что подчеркивает его заурядность, а потом брезгливо игнорирует даже просто физически выделяющегося на его блеклом фоне Яго. Трагическое же заблуждение взбунтовавшегося против такого положения вещей в том, что, пытаясь восстановить справедливость, он фактически перенимает методы своих антагонистов, неуклонно внутренне мельчает, впуская в свою душу бациллы жестокости и вероломства. В финале скованные наручниками непримиримые враги Отелло и Яго гибнут в «морской пучине»: справедливость, для утверждения которой необходимы моральные жертвы и забвение принципов совести, - иллюзорна. Зло порождает только зло и уничтожает носителей зла...

«Яго» с его гневным отрицанием посредственности, с его размышлениями о бремени морального компромисса - спектакль переломного времени. Его социальная интонация обусловлена постсоветской ситуацией и, безусловно, адресована прежде всего нашей, а не западной публике.

Однако, спектакль, в котором, кроме актеров Театра на Подоле, участвует знаменитый артистический дуэт франковцев Богдан Бенюк и Анатолий Хостикоев, после эдинбургского триумфа законсервирован. Причины, как водится, вполне прозаические: для возобновления «Яго» в Киеве продюсировавшее его постановку театральное агентство «Подол. Арт.Проект» не имеет достаточных средств. Первоначально агентство планировало после выступления в Эдинбурге сделать новую редакцию спектакля. Именно редакцию, ибо, естественно, для показа «Яго» в Киеве нужно найти и арендовать соответствующее помещение, провести новые репетиции, обновить декорацию, создать новую световую партитуру зрелища. К сожалению, фирмы, которые вызвались субсидировать спектакль, когда он задумывался, не сдержали своих обещаний. «ПАП», вопреки начальным намерениям, финансировал спектакль самостоятельно, обеспечил его показ в Эдинбурге и - сник: киевскую часть проекта он потянуть уже не в силах.

Ситуация, что и сказать, нелепая. Мы уже, кажется, смирились с тем, что экономическое состояние Украины и допотопная структура нашего арт-бизнеса не позволяют приглашать к нам на гастроли ведущие театры и исполнителей мира. Здесь же спектакль, произведший европейскую сенсацию, приглашенный в турне по США, Австралии, Европе, находится буквально рядом: актеры, режиссер, сценограф Владимир Карашевский готовы возобновить работу, прекрасные костюмы Татьяны Соловей томятся в контейнерах.

Правда, по последним сведениям, судьбой «Яго» заинтересовался недавно созданный в Киеве Клуб меценатов. Видимо, только они способны бросить спектаклю спасательный круг и помочь «Яго» вынырнуть в родном городе.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60