ФОНД КРАВЧУКА - ЭТО СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО ФОНД ГОРБАЧЕВА?

Алексей Кононенко 14 октября 1994, 00:00

Читайте также

ДВА ВЗГЛЯДА НА ИСКУССТВО УКРАИНЫ

Указом Президента Украины от 8 июля 1994 года создан Фонд содействия развитию искусств. Председатель совета Фонда - Анатолий Матвиенко. Президент Фонда - Леонид Кравчук. Личности в Украине известные. Нас заинтересовало: насколько они приостановили свою политическую активность, открыв «новое дело»? Да и появилась возможность, может быть, впервые после поражения Леонида Макаровича на выборах, поговорить на темы не политические.

Открываем наше интервью с президентом Фонда альтернативными высказываниями людей, причастных к искусству.

Степанцов Владимир, предприниматель, занимается репрезентацией песен украинских исполнителей, производством и продажей аудиокассет:

- Фонд, который создал Кравчук, людям искусства и украинской культуре не поможет. Я не верю Кравчуку. Он 27 или 28 лет обманывал украинский народ, скорее всего, что он обмазывает и сейчас. Это запасной вариант, чтобы опять подняться вверх. Не верю. Этот Фонд то же, что и Фонд Горбачева.

Сергиенко Аркадий, художник:

- Наконец-то Леонид Макарович сможет заняться конкретно вопросами, которые ему ближе всего, потому что во время президентствования у него на это не было достаточно времени.

- Леонид Макарович. В народе Фонд содействия развитию искусств уже получил название: Фонд Кравчука (по аналогу, наверное, - Фонд Горбачева). Как Вам предварительные оценки, мнение народа?

- Ну, во-первых, для того, чтобы люди могли сказать - может помочь Фонд Кравчука или нет, нам нужно сделать практические шаги, которые дали бы нам основание говорить о том, что мы делаем. В ближайшее время шаги такие будут сделаны, мы намерены определить стипендиатов, известных творческих людей Украины, участников войны, которые жизнью в искусстве, мастерством заслужили, чтобы им было оказано внимание, моральная и материальная помощь. Будем заниматься возрождением архитектурных жемчужин Украины, например, Михайловского собора; репрезентовать украинское искусство за рубежом. Тогда уже можна будет говорить о нашем Фонде.

- Фонд задуман и даже создан до 10 июля... Это не подготовка места для президента?

- Нет. Тем более, что он был задуман не по моей инициативе. Группа творческих работников обратилась сначала к Матвиенко Анатолию Сергеевичу, Он имел большие творческие и политические связи с интеллигенцией, творческой молодежью. Матвиенко сомневался. Потому что фондов сейчас многовато, нужно найти свою нишу, и потом - это фонд, создаваемый президентом... Все это возлагало на людей, берущих на себя такую ношу, большую ответственность, и они долго очень работали. Пришли к единому мнению, что такой фонд нужен, и Матвиенко обратился с предложениями ко мне. Я их изучил и принял такое решение. Так что здесь не было создания платформы для себя, тем более, что голосование и выборы президентские шли нормально, в первом туре я имел перевес, так что я не мог спрогнозировать, создавать для себя место, и задачи такой я для себя не ставил.

- Кто финансирует деятельность Фонда?

- В первую очередь коммерческие банки, кооперативы, акционерные общества, совместные предприятия, надеемся привлечь диаспору ближнюю и дальнюю. Чтобы решать те задачи, которые определены положением о Фонде. Положение, кстати, утверждено Президентом Л.Д.Кучмой.

- Во всем мире существует практика: если президент по результатам выборов покидает свой пост, то люди, которым он помогал во время президентства, давал зеленую улицу, предоставлял лицензии, помогают ему материально создавать новое дело. Вы такое практикуете в своем Фонде?

- Дело в том, что у нас всеми экономическими и финансовыми делами: льготами предприятий, лицензиями, квотами и какими-то приоритетами в этом плане президент и президентская команда при мне никогда не занималась. Это компетенция правительства. Я мог только, скажем, написать резолюцию, если ко мне обращались: прошу рассмотреть в соответствии с законодательством. Если говорят: по лицензии Кравчука или по лицензии Кучмы - это не соответствует действительности. Лицензии дают только в правительстве, скажем, Министерство внешнеэкономических связей. Подпись президента в этом деле даже не является правомочной. Президент может конечно принимать любые решения, но тогда нужно принимать соответствующие распоряжения, а это уже исключение из правил, это не конституционно. Каждый должен молотить свой сноп. Мне мой дед говорил, что если ударять чужой сноп, скрестятся цепи на «ціпах», и ударишь себя по лбу,

- Будете ли Вы, Фонд работать с традиционными режиссерами, сценаристами, деятелями эстрады и искусства, которые проводят правительственные и другие мероприятия еще со времен застоя, не подпуская к «кормушке» молодежь, или все же будете привлекать молодых да талантливых?

- Традиционное украинское классическое искусство для нас является основным предметом деятельности, но мы также будем поддерживать и новые формы. Мы против того, чтобы все время «шальварная» тематика заполняла экран и сцену. Есть современные формы выражения души, украинских корней, менталитета, традиций. Иначе мы все время будем находиться на архаичной обочине искусства. Мы будем искать новые таланты. Мы намерены их поддерживать. И материально, например, в учебе - это стипендии Фонда. Мы не будем придерживаться авторитетов. Например, если человек 20 лет авторитет, то за ним мы уже ничего не видим. Нет. Мы ему должное отдаем, но смотрим - кто у него за спиной. Есть новые люди, новые таланты, дети, их нужно поддерживать, чтобы создавать высокую духовную ауру в Украине.

- Какую музыку любит первый президент?

- Я заслушиваюсь народной музыкой. Очень люблю итальянскую музыку. У меня есть записи выдающихся теноров, оперных певцов. Я люблю Мусоргского. Особенно люблю «Наталку Полтавку» Н.Лысенко. Могу слушать не уставая. Но эстрадные песни люблю тоже. С удовольствием слушаю Софию Ротару, трио Маренич, Аллу Кудлай. Я не могу сказать, что я во что-то одно влюблен, больше ничего не слышу и живу только этим одним.

- А какие радио- и телепередачи, не политической и социальной направленности, а по вопросам культуры, искусства, вам по душе?

- Мое поколение было обделено, мы были лишены информации исторической и духовной в пакетах, комплексно. Я все-таки воспитан на марксизме-ленинизме, на однобоком восприятии именно через призму этого учения и жизни, и искусства. Поэтому, когда у меня появилась возможность посмотреть и другую сторону жизни, я с жадностью ее воспринял, ею воспользовался. Мне нужно обязательно было прочитать Грушевского, Кулиша, Хвылевого, других авторов, которых я не мог читать раньше. В те былые времена, давайте представим, что положил бы я на столе Хвылевого и зашел бы ко мне .секретарь ЦК, или кто-то сказал бы, что я читаю Хвылевого, Багряного. Наверно, это был. бы мой последний день работы в здании ЦК. Я в связи с этим немножко чувствую отсталость, пробелы в слушании и постижении чисто литературно-духовных передач, книг, просто времени не хватает. Я еще не закончил догонять упущенное, читать и постигать то, без чего сегодня не подойдешь к вопросам культуры и духовности.

- О Кравчуке много анекдотов. Но чтобы особо грубых или скабрезных, - так нет. А больше о толерантности, на которой сам Кравчук настаивает. Был ли случай с Вашим подчиненным, который оставил в сейфе недопитую бутылку вина, получил нагоняй от проверяющих, а от Кравчука напутствие: «Или допивай до конца, или не пей вообще», или это слухи, выдумки...

- Я не все помню, что было. Наверное, подчиненные лучше помнят такие случаи, как младшие школьники в школе лучше помнят старшеклассников. Я всегда говорил так, если ты не умеешь пить - не берись за это дело. Вообще, у меня принцип: если ты за что-то берешься, ты должен быть уверен, что ты это сделаешь. Сделаешь красиво, профессионально и порядочно. Выпить тоже можно порядочно. Выпить - это не преступление, это не унижение. Есть культура. Человеком можно и нужно оставаться до выпивки, во время выпивки и после выпивки. Нужно решать пить или не пить, пока ты трезвый, и если знаешь за собой грешок перехода в состояние «нечеловеческое» - не берись за рюмку.

- Кто из украинских писателей, поэтов сегодняшнего дня, предыдущих поколений вам интересен?

- В первую очередь, Олесь Гончар. Может, потому, что «Прапороносці» Гончара я читал при лампе в сельской хате. Люблю поэзию Павлычко, гуцулъские красоты, сильный слог, он прекрасно умеет передать национальное. Интересна мне чернобыльская проблематика Ивана Драча, она меня особенно тютрясла. Нравится мне поэзия Бориса Олийныка.

- А из мировой литературы?

- Я не могу похвастаться, что я знаю современную литературу, мое поколение - это поколение Бальзака, Драйзера. Это вечное, это классика. Я, например, с величайшим удовольствием читаю Достоевского, Пушкина и сегодня. Но ближе всего мне Леся Украинка. Я сам из Полесья и чувствую ее поэзию так, вроде она написана специально для меня. Франко, Шевченко - перечитано в детстве, перечитано в юности и в зрелом возрасте. У деда было несколько книжек, среди них «Кобзарь» и «Назар Стодоля». Эти книги оказали на меня огромное впечатление. Видимо, все-таки сегодняшний день, быстрый, интенсивный, дает очень мало возможности читать современников. Может, они будут познаваться и признаваться грядущими поколениями.

- А может, пишут не то, не так глубоко, не о том, о чем хотелось бы прочитать? Потому и читают мало. Может быть, колбаса важнее пищи для ума?

- Но ведь читают мало и писателей, которых надо читать во все времена. Есть вещи и понятие вечные. Когда очень тяжело человеку или когда нужно посоветоваться, он должен обращаться к книге. Да очень много времени и духовных сил у человека сегодня отнимает телевидение... Я сам понимаю, что я не могу сейчас быть примером, что я прочитал все новое и все старое, все необходимое. Но во время президентства я работал и по двенадцать, и по четырнадцать часов в сутки...

- Президент Кравчук не так много сделал (или не успел сделать) для культуры. Я имею в виду уменьшение налогов, увеличение бюджетных отчислений. Как Вы думаете, много ли сможет сделать для культуры нынешний Президент?

- Все дело в реальных возможностях, а не в желании или «прихильності... К примеру, президенту на стол ложится бумага, где написано - я называю условную цифру, - что в доходную часть бюджета поступило сегодня 100 млрд. крб. А нужно дать армии, пенсионерам, уплатить долги и т.д. И этих 100 млрд. не хватает для самого-самого необходимого. Без поддержки культуры - государственной, меценатской, общественной - культура не выживет. Это исключается. Нельзя коммерциализировать культуру полностью, чтобы она только зарабатывала, тогда это будет уже не культура, а ширпотреб. И дело не в том, что Леонид Данилович меньше понимает, а я больше. И он понимает, и я. Но мы (я в свое время, а он сейчас) считаем свои возможности, мы - реалисты.

- Украина не подписала Бернскую конвенцию об авторском праве, грабится нашими иными «друзьями» из-за кордона. Почему не подписала? Когда подпишет?

- Мы много чего не подписали. Ведь требуются определенные условия. Одни документы мы не подписали, потому что мы не созрели в правовом плане. Наше законодательство не согласовано с международными нормами. Часто не подписываем и потому, что не можем внести материальный взнос. Тех денег, которые порой нужно внести, мы попросту не имеем. По конкретному закону, по конкретному случаю я не могу ответить, немного уже отстал. Но общая тенденция такова.

- Иногда в Украине происходила и происходит дискредитация званий. Особенно в искусстве. Ведь документы подписывает президент. Особенно: заслуженный артист, народный артист, заслуженный деятель искусств...

- Во всяких этих делах, особенно присвоения званий, очень много есть подспудных проблем. Кто-то кого-то проталкивает, группа творческих работников или высоких авторитетов. Они находят возможность организовать соответствующее решение и входят с предложением о присвоении звания. Аппарат президента изучает и дает на подпись. Когда я подписываю, я доверяю тем людям, которые готовили, - министр подписал, союз представил, Кабинет министров завизировал. Я не могу физически раскручивать цепочку в обратную сторону, перепроверять. Это нереально в работе президента. Но все мы знаем, что во все времена, и раньше и сейчас было, что кто-то получал звания не за поэзию, к примеру, а за преданность идеалам, кто-то получал звание за выступление на пленуме ЦК, кто-то за то, что впал в око кому-то из руководителей. Здесь часто работает личностный фактор. Допустим, я президент, но я живой человек, и я увлекся какой-нибудь песней, во время концерта сказал: «Ну до чего же мне понравилась эта песня». Я сказал это для себя, а рядом сидит работник аппарата. У него в голове мысль: значит пора уже представлять автора (певца) к званию.

- С кем из наших артистов эстрады, театральных знаменитостей Вы знакомы близко, кому помогли в жизни?

- Я со многими знаком. С Софией Ротару еще со времен моей работы в Черновцах, с Николаем Мозговым. Многим артистам Киевского оперного помог получить квартиры. Ну, всего и не вспомнишь…

- А с кем чарку пили?

- С Дмитром Гнатюком, с Василием Зинкевичем. Очень люблю песню в его исполнении «Шлях до Тараса». Кстати, с Зинкевичем встречался не раз и со званием ему помог, потому что были перепоны. И с Богатиковым пил чарку. Я к артистам приходил как свой, чем-то им помогал...

- Многие ли сейчас обращаются в Фонд Кравчука, просят деньги на проекты? Есть ли какие-нибудь проекты в проработке?

- Ну, образовались мы недавно. Еще нет особого наплыва. Но уже знаю, мне говорил А.Матвиенко, что приходили и художники, и литераторы, и деятели кино. Все хотят объединить усилия, чтобы Фонд оказал содействие, чтобы выделил деньги на развитие.

Я не ставлю задачу остановить засилие маскультуры, преградить дорогу молодежи к видео, авангарду и т.п. Это невозможно. Но должен быть выбор, компромисс. И мы для выбора должны предлагать не архаику и не самодеятельность, а пытаться создавать образцы высокого искусства, притом сохранить национальный стержень. Но не выпячивать украинство, а с достоинством представлять как украинское национальное, так и культуру, образцы искусства всех народов, живущих на землях Украины. Песня болгар, живущих на Украине больше чем сто лет, остается болгарской, но она отличается от песни болгар из Болгарии, она что-то взяла от украинской песни, и тем она интересна, тем оригинальна. Так же и россиян, и поляков, и греков.

- Вы предполагаете сотрудничество с религиозными организациями, но в Украине религиозные отношения обострены...

- Борьба католиков и православных временная. Эта не борьба конфессий, а борьба за помещения. Не хватает культовых сооружений, но церковное строительство ведется интенсивно, думаю, противостояние вскоре прекратится.

- Когда Вы начнете готовить очередную президентскую кампанию, или с созданием Фонда Вы ее уже начали?

- Нет, я не начал и мысли такой у меня не было. Меня поддерживало на выборах около 12 млн. человек в Украине. Эти двенадцать миллионов в первую очередь голосовали за Украину. Новый Президент, так же, как и я, хочет Украине добра и процветания. Если он это сможет доказать своими действиями, это 12 млн. пойдут за ним. А я буду творить благо для Украины, помогая подниматься ее культуру.

- Как Вам сейчас: легче, тяжелее?

- Легче, тяжелее... Это все относительно... Я от всей души сочувствую нынешнему Президенту. Ведь я же знаю, вот приходит утром Леонид Данилович на работу: шахтеры собираются бастовать, кому-то еще не дали зарплату... Это все я уже проходил. Я ему по-человечески сочувствую…

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.64
EUR 27.25