Евгений Филатов (The Maneken): "Украинская музыка станет прецедентом в мире"

Орест Дрималовский 19 ноября 2016, 00:04
maneken

Читайте также

Музыкант и саунд-продюсер Евгений Филатов — одна из ключевых фигур современной украинской музыки. В течение нескольких последних лет он продюсирует записи Джамалы, Ивана Дорна, групп ONUKA, Brunettes Shoot Blondes, SunSay и других. В 2007-м Евгений начал собственный электро-поп-проект The Maneken, сразу получивший резонанс. Видеоклипы музыканта освоились в телепространстве ряда европейских стран, а пластинки успешно продавались даже в Японии.

Со временем The Maneken из сольного проекта успешно трансформировался в полноценный музыкальный коллектив. На днях группа презентовала свой четвертый альбом под названием Sale. 

В эксклюзивном интервью ZN.UA Евгений Филатов рассказал об особенностях новой пластинки, поделился своим видением развития украинской музыки, а также объяснил, почему бескорыстно помогает молодым исполнителям.

maneken_1
Лиза Власенко

— Евгений, на днях вышел ваш третий миньон, который в конце концов сформировал полноформатную пластинку Sale. В альбоме есть совместные композиции с Гайтаной, Софи Вилле, Натой Жижченко и другими исполнителями. Почему решили пойти на такие музыкальные коллаборации?

— Пытаюсь не ограничивать себя какими-то рамками. Особенно — в творчестве. Благодаря коллективной работе моя музыка становится разнообразнее, богаче. Поэтому не боюсь экспериментировать и приглашать других музыкантов. Всегда хотел украсить творчество The Maneken разнообразным вокалом. Мне очень нравится, как поют все приглашенные исполнители. Своей уникальной манерой пения они придают неповторимость каждой композиции. Такое решение, конечно, значительно усложняет гастрольную деятельность. Собрать всех, кто принял участие в записи альбома, и отправиться в тур — трудновато. Но прежде всего я думаю о музыке. Это для меня самое важное.

maneken_1
Ната Жижченко
Ольга Кононенко, ZN.UA

— Похоже, проект The Maneken уже вышел за рамки обычного коллектива. Постоянно появляются новые лица, меняется музыкальная составляющая...

— Согласен. The Maneken не является постоянным коллективом. Это своеобразная музыкальная платформа, способная трансформироваться. Наконец, концепция проекта заложена в его названии: музыка — это одежда, а я — манекен. Могу надевать шорты, плавки или же вечерний костюм. Мой первый альбом First Look тяготеет к фанку и джазу. Второй — Soulmate Sublime — более близок к инди-року. Третья пластинка — Portrait — смесь первых двух работ. В новом альбоме, который я разделил на три мини-пластинки, вы можете услышать диско, фанк, рок, инди, электронику... В целом Sale вобрал весь музыкальный опыт, полученный мной в период моей дискографии.

Кстати, над первыми альбомами я работал абсолютно самостоятельно. Речь идет не только о создании музыки, но и об оформлении обложек и афиш, о создании логотипов, разработке фирменного стиля и т.п. Мне кажется, что сейчас я довольно четко могу увидеть потенциал и талант в других исполнителях. А потому взаимодействие с музыкантами дает мне большое удовлетворение.

— Можно ли ожидать, что украинский тур с новой программой все же состоится?

— Очень на это надеюсь. Пока состоялся только киевский концерт. Мы презентовали новую программу в полном объеме — со всеми музыкантами, принимавшими участие в записи пластинки. К сожалению, только в Киеве можем показать все козыри. Грубо говоря, я беру половину своей студии и ставлю ее на сцену. Это тяжелые и древние инструменты, требующие чрезвычайно заботливого отношения. Зато слушатель получает возможность услышать композиции в таком виде, в котором они записывались. Конечно, на концертах в других городах мы вынуждены несколько уменьшить объем концертной программы.

— Артист на сцене и саунд-продюсер — абсолютно разные амплуа. Какое вам ближе?

— Это действительно совершенно разные энергии. Студия требует усидчивости. Целыми днями ты слушаешь одно и то же. Подчищаешь, вносишь правки, добавляешь что-то новое, меняешь, удаляешь, начинаешь все сначала... Несмотря на то, что я веду довольно активный образ жизни, чувствую себя в студии уверенно и комфортно. Это приносит мне удовлетворение. Иначе не занимался бы этим в течение пятнадцати лет. Студийная работа — постоянное самообразование. Какие-либо эксперименты порождают новые знания, прибавляют опыта и уверенности. Что же касается выступления на сцене, то это мгновенный обмен энергией. Музыкант должен быть с аудиторией на одной волне, должен поймать ее импульс. Только тогда публика будет отражать его энергию. И когда это происходит — когда происходит этот непостижимый магический контакт, — артист чувствует особое удовлетворение, которого никогда не удастся достичь в студии.

манекен
Ольга Кононенко, ZN.UA

В свое время на концертах я мало уделял внимания публике, поскольку был занят инструментами. Позже решил делегировать инструментальную составляющую приглашенным музыкантам. Это развязало мне руки. Теперь я могу сконцентрироваться на вокале и аудитории, быть более открытым, откровенным. Музыка как была хорошей, так и осталась. А вот концерты стали намного лучше. Эта главная задача фронтмена — наладить связь с теми, кто пришел на концерт, обеспечить им удовольствие от пребывания в зале. 

На самом деле я очень серьезно отношусь к своей профессиональной деятельности — как продюсерской, так и сценической. Пытаюсь сохранять баланс между ними. Эти сферы хотя существенным образом и отличаются, но все же имеют немало точек соприкосновения.

— О вашем сотрудничестве с Джамалой и группой ONUKA сказано много. Знаю, что сейчас продюсируете молодой коллектив The Elephants из города Сумы. Видел, как вы переживали за этих ребят на фестивале "Запад", проходившем летом около Львова. Кажется, это было одно из первых их выступлений...

— Слушайте, им только по 18 недавно исполнилось! Ребята впервые приехали на огромный рок-фестиваль, — я только рты успевал им закрывать (смеется. — О.Д.). Сами понимаете важность первого впечатления от артиста. Конечно, я волновался, удастся ли ребятам выполнить программу, которую мы репетировали в студии. Не знал, как их будет воспринимать публика. Почему-то именно молодым музыкантам часто не везет — рвутся струны, ломается техника, исчезает звук... С этим трудно бороться. С другой стороны, — это колоссальный опыт, и его однозначно следует пережить. Если во время выступления что-то идет кувырком, артист может сойти со сцены. А может и найти выход — сыграть на одной струне, но допеть свою песню. Очень ценю музыкантов, которые выбирают второй вариант. The Elephants — именно из таких. Они учатся и, что самое главное, хотят учиться. Часто им подсказываю, что надо сделать, а что — нет. Поэтому им не надо наступать на те же грабли, которые в свое время вредили мне.

— То есть в сотрудничестве с The Elephants вы отвечаете не только за музыку...

— Да, это мой первый продюсерский проект. Очень трепетно к нему отношусь: участвую в режиссуре клипов (кстати, недавно ребята презентовали дебютное видео на песню Friend), выбираю логотип, разрабатываю обложку альбома. То есть я не только отвечаю за саунд, звучание, но и в целом продумываю концепцию коллектива. 

Недавно в The Elephants появилась административная часть менеджмента. Независимый лейбл Vidlik, который мы создали с моей женой Натой Жижченко, мало-помалу укрепляется. Хотелось бы в будущем "подписывать" артистов, снимать им клипы, организовывать концерты. Пока еще рано говорить, приведет ли это к чему-нибудь, но нам нравится этим заниматься. The Elephants — наш первый опыт такого сотрудничества.

The Elephants
The Elephants
Ольга Кононенко, ZN.UA

— Как вы нашли этих скромных юношей из Сум?

— Ребята записали несколько песен под гитару, выложили их в социальных сетях и начали рассылать письма всем, кому только можно. Их заметила наша стилист Леся Патока. Предложила послушать. Не могу сказать, что это моя музыка, но пение Димы (Дмитрий Цыганенко, вокалист группы The Elephants. — О.Д.) меня пленило. Неповторимая легкость, наивность в голосе... Я попросил ребят приехать ко мне в студию. Хотел убедиться, действительно ли они записывали эти песни на айфон. Оказалось, так и было. В прошлом году мы начали сотрудничать, а уже совсем скоро выйдет их дебютный альбом. Также готовимся к первому сольному концерту.

В действительности The Elephants — обычные ребята с улицы, которым повезло. Они имеют возможность работать в студии, в которой записывал новый альбом "Океан Эльзы". Святослав Вакарчук упоминает о них в интервью, жмет им руку и слушает их музыку. О таком молодые музыканты могут только мечтать. В популяризации творчества этого коллектива нет коммерческого интереса, каких-то продуманных маркетинговых ходов, бизнесовых схем. Интуиция подсказывает мне, что это чистая, светлая музыка, которую надо донести до более широкого круга слушателей. Несмотря на то, что я отвечаю за репертуар, ни в коем случае не навязываю ребятам своих музыкальных интересов. Стараюсь оставлять песни в таком виде, в каком они их пишут. Композиции нуждаются только в аранжировке, чтобы альбом не казался однообразным.

— В начале своей продюсерской карьеры вы сотрудничали со многими "форматными" поп-звездами: Светланой Лободой, Ани Лорак, Наталией Могилевской, другими. Со стартом проекта The Maneken вы "переключились" на работу с альтернативными артистами. Почему?

— Собственно, The Maneken появился как альтернатива той деятельности, которой я занимался в течение 2004–2008 гг. Однажды захотелось писать музыку, которая мне нравится. Поэтому и перестал заниматься потоковыми аранжировками. Какое-то время писал альбомы только себе и Джамале. В последние годы количество предложений мне существенно увеличилось. Обращались не только сформировавшиеся музыканты, но и совсем молодые исполнители, которые несли последние деньги, чтобы записать песню. Иногда нахожу возможность помочь бесплатно. Мне кажется, таким образом я инвестирую в музыкальную перспективу нашей страны. Очень хочу, чтобы новая украинская музыка не была данью западным тенденциям или бесконечными попытками, а стала прецедентом в мировом контексте. Чтобы стать заметным явлением — новым, свежим, — надо как можно больше музыкантов в различных жанрах. Тогда появится интерес к нашей музыкальной сфере, а фестивали смогут заключать полноценные лайн-апы с украинскими исполнителями. За это я борюсь.

— В 2008-м, когда вы создали The Maneken, украинская публика не была готова воспринимать англоязычную музыку. Теперь ситуация несколько изменилась...

 — Скажу больше: существенным образом изменилась. Немало молодых коллективов поют на английском, чтобы их музыку услышали за пределами нашего государства. Радиостанции все чаще ставят в эфир англоязычные композиции. 

Свой первый альбом я издал во Франции, и даже не предполагал, что когда-нибудь эта музыка будет затребована на наших просторах. Ошибался. Мы с моей командой все делаем для того, чтобы не скатиться к конъюнктурности или так называемой форматности. Возможно, это звучит несколько самоуверенно, но я никогда не предавал свою творческую альтернативность. Продолжаю создавать музыку, не задумываясь над тем, будет ли она понятна широким массам.

maneken_2
Лиза Власенко

— Не устаете все это время бить в одну точку, возможно, и не очень перспективную в контексте наших реалий?

— Если бы не видел перспектив — занимался бы чем-то другим. Не могу похвастаться подробно расписанным гастрольным графиком, зато имею возможность сосредоточиваться на студийной работе. Все, чем я занимаюсь, так или иначе связано с музыкой. А это не может не приносить удовлетворения.

maneken_2
Ольга Кононенко, ZN.UA

Справка ZN.UA

Евгений Филатов — украинский музыкант, композитор, аранжировщик, продюсер. Солист группы The Maneken, композитор и саундпродюсер группы ONUKA. Родился 1983 г. в Донецке, в музыкальной семье. Отец окончил консерваторию по классу ударных инструментов. Мать работала преподавателем в музыкальном училище. Пятилетним Евгений научился играть на барабанах, со временем — на других инструментах. К 17 годам играл на гитаре, бас-гитаре, клавишных, ударных, а также крутил пластинки на DJ-микшере, хотя академического музыкального образования не имел. В 2002 г. переехал в Киев, где начал работать в студии аранжировщиком и саунд-продюсером. В 2008 г. выпустил свой дебютный альбом First Look. Каждую из композиций альбома написал и записал самостоятельно, последовательно исполнив все музыкальные партии. В январе 2009 г. Евгений Филатов открыл собственную продакшн-студию Major Music Box, которая начала работать с ведущими украинскими исполнителями и группами, коммерческими брендами и телеканалами. В качестве саунд-продюсера сотрудничает с певицей Джамалой (ее дебютный альбом For Every Heart — 2011). Евгений Филатов был аранжировщиком сразу трех песен из шести, попавших в финал украинского отбора на Евровидение-2016 (Джамала — "1944", SunSay — Love Manifest, Brunettes Shoot Blondes — Every Monday).

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.97
EUR 28.36