ЕСЛИ ЦВЕТОК НЕ ВЫСТАВИТЬ ЗА ДВЕРЬ…

Анатолий Лемыш 2 декабря 1994, 00:00

Читайте также

«Колесо» уверенно отстаивает свою концепцию камерного, уютного театра. Очередная премьера этого полюбившегося многим киевлянам театра-кафе - милая, сентиментальная пьеса Ива Жамиака «Азалия» в постановке заслуженного деятеля искусств Украины Владимира Судьина.

...Перенесемся в некую благополучную страну, например, во Францию, где люди, не обремененные чересчур докучными и неистребимо угрюмыми политическими и экономическими проблемами, имеют приятную возможность сосредоточиться исключительно на личном, душевном.

...На какой-то вечеринке Леа, уже немолодая женщина, встречается с Давидом, обаятельным, импозантным мужчиной, который «танцует, как Бог». Новые знакомые испытывают влечение друг к другу, и вот уже они у нее дома, «за последней рюмкой коньяка». Давид вещает о своих грандиозных архитектурных проектах в Венеции, Таиланде и Бразилии, сыплет именами знаменитостей. Леа изящно флиртует с романтичным симпатягой.

...Наутро, выходя из ванной и завязывая галстук, Давид обнаруживает присутствие некоего юнца, принесшего Леа рогалики к утреннему кофе. Давид раздражен и предлагает своему сопернику убраться, поскольку он полон самых серьезных намерений. Парень не принимает его всерьез, популярно объясняя, что он в этом доме таких субъектов уже видел. Леа, выйдя из спальни и застав обоих мужчин, явно смущена, Давид гордо удаляется, оставив, как царский подарок, свой номер телефона.

Так завязывается интрига, в которую, кроме наших героев, оказываются втянутыми сын Леа Матье - тот самый «юнец», его очаровательная невеста из Монреаля, и - вот уж истинная правда жизни! - жена Давида, Тереза. Отвергнутая супруга является к Леа, «открывает ей глаза»: Давид, этот роскошный, надежный мужчина, отнюдь не знаменитый архитектор; в убогой • конторе он проектирует клетки для кроликов и кур, и все его Венеции и Нью-Дели ограничиваются пригородом Парижа, где он делит двухкомнатную квартирку со своей женой, вынужденной терпеть все его фантазии и похождения. Вся фееричность и неожиданность Давида - это флер, словесная мишура, его выдуманный уютный мирок, которым он защищается от жестокой правды своего существования и прельщает доверчивых подружек. О Боже, какой обманутой оказывается Леа, уже видевшая себя в Венеции, в свадебном путешествии!

Но в отношениях Леа и Давида - нет игры, здесь все - подлинная страсть, нежность, любовь. И доверие. Леа готова принять своего Мюнхгаузена таким, каков он есть, она готова бороться за их совместное счастье. Даже сама, вместо сплоховавшего Давида, покупает билеты в Венецию...

Да, конечно, перед нами - мелодрама, вернее, лирическая комедия. Персонажи легко узнаваемы и достоверны. В маленьком зале, в двух шагах от зрителя, они кажутся вашими друзьями из виденной вживе истории. Спектакль чем-то напоминает сентиментальные телесериалы, но в «Колесе» все рассуждают намного тоньше и по-французски обаятельней. Пластична и органична на сцене Ирина Клищевская. Ее Леа то изысканна, то по-женски коварна, то жалка и беспомощна. Она может быть уверенной гранд-дамой, светящейся любовью, и не боится быть некрасивой, враз постаревшей в минуты отчаяния и одиночества. Сдержанный, но покоряющий темперамент, достоинство - вот что отличает героиню Ирины Клищевской.

Станислав Колокольников в роли Давида импозантен. Этакий самоуверенный бонвиван, покоритель женских сердец, король удачи. Но чувствуется какое-то противоречие между внешним лоском и внутренней неуверенностью. И только в сцене разоблачения Давида догадываешься, какую сладкую, но тяжкую ношу иллюзий несет этот бедный фантазер. Рядом с удивительно точной, филигранной игрой Клищевской Колокольникову приходится нелегко, но актер от ситуации к ситуации обретает верную сценическую информацию в этом дуэте.

Мягким контрапунктом к Колокольникову ведет свою роль Матье, сына Леа, Сергей Ладесов. Матье, пожалуй, единственный, кто с юмором относится к возникшей ситуации: взрослая мать, пытающаяся устроить свою незадавшуюся жизнь, и в случае «ночного гостя» выставляющая за Дверь, как сигнал для сына, цветок азалии (отсюда, собственно, и название пьесы). Именно столкновение несколько напыщенного Давида с тонким и понимающим Матье придает комизм сценической ситуации. Матье тоже, по сути, живет в своем выдуманном мире, в число атрибутов которого входит непременный горячий рогалик к утреннему кофе для мамы.

Точно и корректно ведут свои партии актрисы Валентина Бойко (Бет, невеста Матье) и Галина Зражевская-Лепенец (Тереза, жена Давида). Актерский ансамбль вполне сбалансирован, благодаря чему и достигается впечатление достоверности. Интересно сценографическое решение «Азалии». Просто восхищаешься, наблюдая, как от спектакля к спектаклю по-новому использует театр «Колесо» небогатые возможности своей камерной сцены. Просто и элегантно оформление - плетеная из лозы мебель и полочки-подвески на фоне черного бархата (художник - Светлана Заикмна).

Короче, спектакль получился. Дай ему Бог долгой судьбы!

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89