Джамала: "Не могу молчать, когда моя страна плачет"

Олег Вергелис 13 июня 2014, 19:20
Джамала

Читайте также

Самая ожидаемая кинопремьера 2014-го "Поводир, або Квіти мають очі" (реж. О.Санин), где ей пришлось не только петь, но и проявлять таланты драматической актрисы… Только что полученная в турецком Эдирне престижная премия Red Apple Awards "за вклад в искусство", посвященная ею крымскому народу… А еще, естественно, концерты-гастроли-записи… 

Но даже все это вместе взятое кажется милыми творческими хлопотами на фоне того, что творится в душе. Здесь и сейчас. Когда "родина" ассоциируется с жутковатым термином "аннексия", а "война" входит в сознание как кошмарная повседневность. 

Голос Джамалы (который невозможно перепутать ни с каким другим), в последнее время наполнен нотками тревоги, страдания, сострадания, а еще — патриотизма (только без парадных фанфар). Во время интервью казалось, она "подключена" к высоковольтной линии. Но напряжение не наносное (то есть артистическое, как бы заранее отыгранное), а самое что ни на есть подлинное — искреннее и щемящее… 

— Джамала, даже не знаю с какой темы начать… С украинского шоу-бизнеса, который тонет, как "Титаник", под тяжестью общественно-экономических проблем: многие артисты воют от безработицы? Или все-таки с Крыма? Впрочем, вначале — о музыке…

— Сейчас в отечественном шоу-бизнесе действительно многое изменилось. И на эти изменения повлияли разные факторы. Даже если есть работа, то артисту, — мне, например, — важно прослеживать: "куда" приглашают, "для кого" петь? Будут ли там какие-то баннеры или агитация? Это тоже очень важно. 

Мало работы или много — детали. Не менее важно не замарать себя. Ведь потом не так-то легко избавиться от "клейма" и впоследствии кому-то что-то доказывать. 

— А зачем вообще кому-то что-то доказывать? Пой себе и пой. Если есть голос, если есть смысл в твоих песнях и если есть что сказать слушателю. Разве обязательно нужно обмотать себя кумачом или другой пропагандистской материей, для отражения "позиции"? Позиция — она же и в творчестве… В том числе. 

— Тем не менее, как вы видите, сейчас время обвинений-доказательств. Одни обвиняют других. А третьи что-то доказывают. 

Но даже в шариате, чтобы обвинить человека в чем-либо, должно быть четыре свидетеля! Причем так и написано: враги не принимают участия в освидетельствовании… 

Нынче все возбуждены. Читают Facebook, постят ссылочки, смотрят видео… Получается, многие этим — часто исключительно этим — только и живут. 

— Но вы же не отрезали себя от внешнего мира? 

— Я подобное отсекла. 

— Это как? 

— А вот так. Не смотрю ТВ: ни отечественное, ни российское. И если меня интересует важный общественно-политический вопрос, то спрашиваю своих друзей — опытных журналистов, экспертов, то есть, людей, которым доверяю. 

Сегодня важно сопоставлять информацию. Важно не стать наживкой на разных "информационных крючках". Мне иногда говорят: "Да что ты?! Как ты можешь того или иного защищать?" И сразу бросают ссылку на тему... А я отвечаю: "Не верю! Не верю, что подобное происходит где бы то ни было — в Донецке или в Киеве! Ибо сама должна убедиться в степени правдивости или наличии инсценировок в происходящем…"

Все обозлились. Пытаются поскорее обвинить друг друга. Сделать иного врагом. Как будто от этого легче становится… 

— Ну на этот счет много и в сети, и в СМИ хлестких, даже злобных, комментариев по поводу Ани Лорак — ее премии в России и ее молчания в Украине… Также много абсолютно адекватного негодования по поводу выходки человека, который "поет" под сценическим именем Потап, услужливо и игриво снимая штаны перед заплывшей жиром российской поп-буржуазией… Мерзко! Конформизм, хамство, часто бесстыдство — все смешалось в поп-флаконе. Разве не так? 

— Это и простой, и сложный вопрос… Мне кажется, патриотичность может и должна выражаться как публичное высказывание своей гражданской позиции. И у музыкантов всегда есть выбор: остаться в творчестве, при своей гражданской позиции, либо подпевать "при дворе". 

Но и двор меняется… Всегда. Это было и во времена Бетховена, и во времена Вагнера. Вагнер писал музыку за деньги Людвига Баварского… А потом Вагнер написал статью "Еврейство в музыке", которая стала основой антисемитизма в Европе и впоследствии очень ценилась нацистами. Но если бы больной гений не написал эту работу, может быть, не было бы и Гитлера? Как знать… Может именно под воздействием его слов и формировалось мировоззрение будущего фюрера? 

У каждого музыканта свой путь и свой выбор. Бывает так, что меня заводит музыка, а бывает, что я завожусь от происходящего… 

Вот написала недавно песню. Первые строчки: "Утренние новости. Мир на краю пропасти". 

— Так и называется?

— Названия еще нет, есть такие строки... Но могу написать и о чем-то личном… Мне важно "одеть" музыку на себя. 

— Музыка, "надетая" вами на себя, рождается в основном минорная? Или есть и оптимистические ритмы? 

— К сожалению, пока не могу писать на тему "все будет хорошо". На это надеяться пока не приходится. 

— В Россию сегодня приглашают? Концерты или другие акции? 

— Приглашают. Но, как и в Украине, отношусь к разным приглашениям избирательно. Еще до начала событий на Майдане меня пригласили на фестиваль LADY IN JAZZ в Москве, который состоялся в апреле. Там выступали пять команд. Я — единственная из Украины, поэтому специально одела украинский веночек на свое выступление, чтобы подчеркнуть, откуда я. Организаторы говорили: "Было ощущение, что все ждали только вас". Также были концерты в Алма-Ате. А недавно участвовала в прекрасном оперном фестивале O-Fest, который проходил в нашей оперетте: пела Вивальди с симфоническим оркестром, а также крымскотатарскую народную песню 

И, представьте, я почувствовала в зрительном зале невероятный патриотизм. Мероприятие было приурочено к юбилею Тараса Шевченко. Я читала со сцены стихи Кобзаря. Там же спела свою песню "Чому квіти мають очі?", которую написала под впечатлением от съемок в фильме "Поводырь". 

…Как-то так и вырисовывается эта картина: занимаю определенную гражданскую позицию. Уточню — активную позицию. 

— Особенно сейчас? 

— Да, особенно сейчас. Не могу молчать, когда моя страна плачет. В Крыму непростая ситуация. Моим родителям сложно. Ведь они — единственные на своей улице, кто находится в оппозиции к тамошней власти. И я за них очень беспокоюсь. Их порою обижают из-за моих публичных высказываний. За то, что я в Киеве, за то, что поддерживаю Мустафу Джемилева (ведь для многих из них он — "американский шпион"). Поэтому, если и поеду в Россию, то буду очень избирательно подходить к выбору мероприятий… 

Как бы то ни было, не упущу возможности высказать то, что думаю. 

Вот вы спросили об Ани Лорак… Непросто, а в определенном смысле даже и некорректно комментировать что-либо связанное с коллегами. Я, например, очень рада за Ани, за то, что она заслужила свои награды в РФ. Но, возможно, ей стоило сказать хотя бы несколько важных слов — о том, что сейчас происходит между нами, между нашими народами, вообще между людьми… Хотя бы несколько слов… И ее бы уже услышали, поняли… С другой стороны, получить премию — ее право! Многим сейчас хочется обвинить ее во всех грехах, потому что иметь объект для презрения очень удобно. При этом украинские каналы продолжают показывать низкопробные российские сериалы, а на радио засилье дешевой российской попсы. И этот момент особо в СМИ не обсуждается. 

И еще… Мы сегодня стали с такой невероятной легкостью говорить о… смерти. Мы попросту забыли, что убийство — ужасный грех! И даже не важно, на какой стороне гибнут люди… Просто нельзя смириться со смертью… Нельзя… 

— Сегодня, когда украинский гастрольный рынок практически потерял прибыльных российских визитеров, может быть, приходит время для ренессанса местной эстрадной промышленности? Некоторые соседние эстрадники категорически отказываются к нам ехать, потому что их пугают. Некоторых представителей серьезной музыки, таких как Спиваков, настораживают пикеты возле Национальной оперы: ввиду одиозного "письма" в поддержку аннексии Крыма… 

— Мне кажется, что либо запрещать или изгонять — это, в принципе, неправильно. Пусть слушатели-зрители сами покажут свое отношение к артисту — билетами, деньгами, цветами. Впадать в крайности, превращать ситуацию в средневековые распри — это тоже спорно… Ведь даже в вопросе популяризации классической музыки мы чудовищно отстаем от Европы. Хотя и декларируем: "мы европейцы". А при этом здесь полупустые залы на концертах симфонических оркестров. 

Меня, например, поразила Италия. Однажды зашли в скромную тамошнюю пиццерию. И проговорились, что мы — певцы (а ездили туда с "Травиатой", я пела Виолетту). Итальянцы сразу же: "Ааа!!! Виолетта!" И, вообразите, начинают сами петь Верди. Без ошибок! Как народную музыку — с диалогами и речитативами. Такой у них там уровень популярности большого классического искусства... 

Поэтому не надо ограничивать себя еще и в популяризации лучших образцов музыкальной культуры. Неприятно даже думать о том, что у нас, в Украине не будет гастролей лучших классических исполнителей из России! Пусть концерты проходят. И, повторюсь, пусть публика сама покажет свое отношение к исполнителям. Пусть зритель придет в зал и скажет: "Слава Украине!" Это тоже поступок. 

…У меня в Москве живут двоюродные братья и сестры, дяди и тети. Они все смотрят российское ТВ. Паникуют: "Давай мы срочно тебя заберем из Киева, у тебя же там танки!" И в начале оккупации Крыма было много нервов и скандалов. Мама общалась с родственниками по скайпу, а вот я не могла говорить. Иначе была бы вражда, и мы бы все перессорились. 

Но разговаривать все-таки надо, и объяснять многое тоже надо… Надеюсь, родственники из Москвы приедут к нам летом в Крым, там и будем с ними общаться на все эти темы. 

— Вы уже более полугода не были в Крыму, у родителей. Видимо, есть внутренняя дрожь, то, что оттягивает ваш визит на полуостров…

— Есть такая дрожь. Есть и момент оттягивания поездки. Мама постоянно говорит по телефону: "Приезжай! Полон сад черешни!" А у нас ведь дом под Алуштой, в селе Малореченское. Там все друг друга знают. И знают позиции друг друга. Это в городе, может быть, есть какая-то "защита": по домам разошлись и можно отсидеться. А в крымском селе тебя рассмотрят под увеличительным стеклом… 

…Как бы то ни было, очень хочу домой! У меня же там дедушка. Ему 85 лет. Он очень болеет. 

— С Мустафой Джемилевым давно общались?

— А с Мустафой общаемся всегда. И часто — глазами. 

Мы просто можем посмотреть друг на друга, он хлопнет меня по плечу и скажет: "Mashallah, Mashallah". Это означает: "Чтобы так захотел Бог", "Чтобы на то была Божья воля".

Когда я вижу его, то обнимаю, целую. И мне всегда хочется плакать… Он человек, который много страдал. Как ни один политик. Я это знаю. Поэтому все премии, которые он сегодня получает — это заслуженно. Он борец, настоящий боец. Хотя в Крым, на свою родину, он сейчас невъездной… 

— Вынужденно поменяем пластинку… Если не возражаете, теперь о вашем творчестве. При незаурядном вокале, на мой взгляд, все-таки есть у вас проблемы с репертуаром, хотя и много пишете для себя. Вот, скажем, нет в последнее время у вас хита, то есть прилипающей песни, которая мгновенно делает артиста узнаваемым, еще более народным. Вы все как-то движетесь не вширь (охват аудитории), а больше вглубь (себя самой). Но при таком движении вряд ли можно снискать большие коммерческие лавры? 

— Я действительно стараюсь писать ту музыку, которая была бы близка мне. И пропускаю эту музыку тоже через себя. Я пою со сцены о том, во что сама верю… 

Меня иногда настораживает позиция некоторых коллег, которые стремятся взять песню "с чужого плеча" — быстрой популярности ради. А что, собственно, тебе мешает петь то, что хочешь и любишь сам? 

Все эти пять лет после Гран-при в Юрмале на "Новой волне" я зарабатывала на хлеб только своей музыкой. Что "произвожу", то и "ем". В Киеве часто делала сольные концерты, выступала на фестивалях разных жанров…

— Я впервые услышал вас "живьем" во "Фридоме", когда вы непостижимо переформатировали "Миллион, миллион, миллион алых роз" — до неузнаваемости, но все же оригинально… 

— Это было на вечере после "Рождественских встреч" в Киеве. Мне захотелось исполнить этот мега-хит в стиле джаз-вальса…

— Алле-то понравилось? 

— Ну…

— Все видели, как она радостно подпрыгивала еще в Юрмале, когда вам вручали Гран-при… 

— Эта певица — гений. 

— Но вряд ли именно она определяла ваши музыкальные пристрастия в детстве, то, что впоследствии и сформировало вас как исполнительницу теперешнего образа, подобия и стиля. 

— Мама рассказывала, как недавно перебирала мои старые пластинки "из детства"… Нашла там и Стиви Уандера, и Квинси Джонса, и Эллу Фицджеральд… Те пластинки, под которые я когда-то засыпала! Когда я была совсем маленькой, мама даже проводила эксперимент: пока пластинка играет — я сплю, а как только заканчивается одна сторона — я тут же начинаю кричать. Даже спать не могла без музыки. 

Недавно был случай. Перед выходом нового альбома ставлю одну из песен своему продюсеру… Говорю: "Наверное, это слишком попсово звучит?" А он: "А ты давно радио слушала? Это же джазуха в чистом виде!" 

Так что, в общем, соглашусь с вами: не пишу "прилипающих" песен. Пишу то, что пишется. Пою то, чего душа требует. 

— А ваш продюсер, который слушает радио, он же может купить у К.Меладзе пару-тройку "прилипающих" песен, которые рождаются на его конвейере как пирожки в печке… Купили бы себе — и на пару лет хит-жвачкой обеспечены. 

— Константин Меладзе — очень хороший композитор и для определенных исполнителей написал много песен. Но он не мой композитор. 

— Интересно, а какие ваши? Из ныне переставляющих ноты? 

— Какие мои? Квинси Джонс, Стиви Уандер! Говорю это и в шутку, и всерьез. Сегодня, например, замечательные песни пишет Святослав Вакарчук. Но подходят они только для него самого. Еще, может быть, Хлывнюк, Агутин… Но неизвестно, как они напишут для кого-то. Ведь может получиться Джамала в стиле кого-то, а я этого не хотела бы…

— Было же время когда-то: заседал союз композиторов, писали не всегда заказные мелодичные песни, распределяли их между Кобзоном, Ротару и Чепрагой… И на том репертуаре некоторые до сих пор финансовые плоды пожинают! 

— Некоторые тогда писали под кальку. Но, в основном, были отличные песни. Честно говоря, если бы меня ожидал некий роковой музыкальный выбор, то, возможно, и вернулась бы в эпоху "советской песни"… Почему? Да потому что во многих песнях тех лет был смысл, мелодия. И еще были большие певицы! Вот я это все люблю. А меня за это многие не любят! А еще я люблю песни Барбры Стрейзанд, Уитни Хьюстон. В них есть глубина, техника, душа. Люблю такие "комплексные" песни.

— Джамала, судя по всему, уже осенью появится в прокате фильм Леся Санина "Поводырь". Один из самых ожидаемых кинопроектов, кстати. И вы там не только играете, но и поете. 

— Исполняю песню, написанную еще в 1932-м, джазовый стандарт "You Are My Thrill". Была задача — найти такую песню и исполнить в определенном жанре. То есть, так, как это спела бы певица 30-х. И многие, кто слушал, даже не верят, что это современная запись. Я исполняла песню в джазово-романсовой полуакадемической манере. 

Ну и роль… Роль Ольги — как глоток свежего воздуха для меня. Моя героиня — актриса харьковского драматического театра.

— Некая проекция на одну из актрис харьковского театра "Березіль"? 

—Да… События в фильме происходят в 1932 году в Харькове, когда он был столицей Украины. Моя героиня мнит себя "аристократкой", вся из себя высокомерная. Но это больше ее защита. 

На площадке мне была поставлена задача: не быть собой и не уйти в театральную игру. И для меня это оказалось непростой задачей. У меня есть определенный актерский опыт. Играла в оперных спектаклях Виолетту и Керубино. Играла в Оперной студии консерватории. Снималась в клипах. 

Но съемки в большом кино — абсолютно другое дело. У нас на площадке была маленькая комнатка, в которой я должна перевоплощаться в другого человека. А в этой комнате еще 20 человек. И я знаю, что рядом — продюсер и режиссер, которые смотрят на мой крупный план на мониторе… 

По сценарию в мою героиню влюблен главный харьковский энкаведист, а мелкие режиссеры в театре доносят на нее. Эта женщина знает английский, общается с иностранными делегациями. Она поет джазовый стандарт для иностранных гостей, и власти позволяют ей это делать, приговаривая: "Не забывай, что мы на тебя смотрим!" 

— У вас было много съемочных дней?

— Снималась несколько месяцев, с октября по январь. Было холодно. Помню, последнюю сцену снимали в подвале. Я пришла в этот подвал к главному герою, мальчику Питеру, чтобы принести ему еду… Впрочем, стоп! Все перипетии сюжета раскрывать не будем. Считаю, что сценарий отличный. Как только начала читать его в первый раз, уже не могла оторваться. 

Пока еще сам фильм целиком не смотрела. Но уверена, что картина будет и глубокая, и интересная. Я всем сердцем сопереживаю украинскому кино. Хочу, чтобы появлялось как можно больше новых отечественных фильмов. Была безумно рада, когда в Каннах так высоко оценили украинский фильм "Племя" Мирослава Слабошпицкого. В общем, радуюсь всему этому, как будто это касается моей семьи. 

— Вот вы какой-то "ненаигранный" патриот… 

— Что вы имеете в виду? 

— Только то, что одни включают свой патриотизм ради пиара, карьеры, текущего момента и прыгают как игрушки на батарейках. А для других (тех, кто не сильно громко кричит) это — органичное мироощущение и внутреннее состояние. У вас это откуда?

— Все от семьи. Мой отец — большой патриот. Он сам не говорит на украинском языке. Но нас всегда наставлял, чтобы мы говорили... Наша семья приехала в Крым в 1989-м, вернувшись из мест депортации крымскотатарского народа… С большим трудом, с невероятными ухищрениями купили в Крыму дом, так как крымским татарам долгое время там не продавали недвижимость. Патриотизм — часть моего воспитания. Когда летом сдавали комнаты отдыхающим — а к нам приезжали очень разные люди, — то папа говорил, чтобы мы разговаривали на украинском. Без нажима, без приказа, а естественно. Моя сестра Эвелина хорошо говорит по-украински. Хотя в крымской школе украинский язык преподавали довольно условно. Многое, что я узнала, например, о Шевченко — это было уже в консерватории. Пела там романсы на стихи Кобзаря. А с арией Наталки-Полтавки "Віють вітри, віють буйні аж дерева гнуться" поступила в консерваторию… 

— Какой вы были ученицей в этой консерватории? Прилежной, свободолюбивой, какой? 

— Проблемной. Сбегала от некоторых педагогов, часто не ладила с ними. Первые два курса мучилась, из-за чего у меня была постоянная дисфония — несмыкание связок. Писала маме, что не подхожу для консерватории и, наверное, буду бросать учебу. 

В общем, все не складывалось…Наверное, из-за того, что моя педагог не смогла долго петь на сцене, она все свое раздражение вымещала на учениках. А я страдала. Потом переводилась к другому, к третьему педагогу… И фактически заканчивала консерваторию у концертмейстера — Натальи Горбатенко. Именно она нашла ко мне нужный "ключик". Мы вместе и сделали мою партию Виолетты в "Травиате". Наталья Горбатенко не "законсервированный" педагог, она любит джаз, мы могли говорить с ней на разные темы… 

— В мюзикле нет желаний поучаствовать? Судя по всему, вы подходите именно для этого жанра. 

— У меня другое желание. Поставить в Киеве оперу Астора Пьяццоллы "Мария де Буэнос Айрес". Хочу, чтобы один из театров рискнул и осуществил эту постановку. Команда есть. В Украине это произведение прежде не исполнялось никогда. 

— А украинский фольклор, народная песня — это ваше? 

— Это мое… Но я люблю настоящий фольклор, настоящие украинские песни. Не хочу обижать коллег, но, например, группа "ТиК" говорит, что она занимается фольклором. Мне трудно воспринять как фольклор, например, песню "Сірожене пірожене". Даже если это украинская песня, даже если это "свадебная" музыка… Простите, не принимаю… Но очень люблю песни Квитки Цисик. В свое время она с оркестром записала гениальный альбом "Два кольори". Увы, эта певца с потрясающим голосом, номинантка "Грэмми" так и не была признана здесь. А кто еще из украинцев, кроме Квитки, мог настолько ярко заявить об украинской популярной музыке на мировой сцене? Вот и получается, что можно быть патриотом, даже живя не в Украине. Без лозунгов и пиара. Просто нужно и важно им быть… 

 

ДЕТАЛИ. Джамала — украинская оперная и джазовая певица (лирико-колоратурное сопрано). В 2009 году в Юрмале на Международном конкурсе молодых исполнителей "Новая волна" получала Гран-при. Родилась в городе Ош (Киргизия). Окончила Национальную музыкальную академию им. П.Чайковского по классу оперного вокала. Участник многочисленных музыкальных конкурсов, фестивалей, телевизионных шоу.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Киев 25 °C
Курс валют
USD 25.17
EUR 28.03