Долгая дорога из храма. Киево-Печерская лавра: великое переселение народов

Олесь Зоря 13 августа 2010, 14:58
809-12-2.jpg

Читайте также

После визитов патриарха Кирилла в Украину Кабмин Николая Азарова издал известное постановление — о выселении из Киево-Печерской лавры «богоНЕугодных» институций и организаций. В список таких «неугодных» автоматически попали знаменитые музеи и художественные мастерские. А политическая поспешность в этом вопросе и отсутствие какой-либо вменяемой программы (собственно, куда переселяться-то изгнанникам, если весь Киев уже зачищен и перепродан?) ставят под удар ряд уникальных культурных институций и художественных сокровищниц Украины.

Не так давно, зачитываясь Умберто Эко, мы ужасались концепции «Нового Средневековья», которое, по мнению итальянского ученого, стоит у порога постиндустриального общества.

Новое Средневековье наступило.

Сегодня в этом нет сомнения. С экрана телевизора по ночам предлагает «зарядить водичку» экстрасенс широкого профиля Людмила. Бориспольские таксисты ловят в окрестных лесах некую таинственную Чупакабру.

Государственная власть тем временем занимается «восстановлением исторической справедливости» — а попросту говоря, выдворяет с территории Киево-Печерского заповедника музеи и художественные мастерские, чтобы передать здания, занимаемые служителями муз, служителям православного культа.

В отличие от поисков Чупакабры, ситуация вокруг Лавры развивается при полном или почти полном равнодушии общественности. Слухи о том, что Верхнюю Лавру, в которой располагался заповедник (до недавнего времени находившийся на балансе Главного управления культуры и искусств Киевской городской администрации), хотят передать монастырю, ходили давно. Однако только весной этого года после увольнения бывшего директора заповедника Сергея Кролевца и назначения на его место нового руководителя — Марины Громовой, стало ясно — грядут перемены.

* * *

Действительно, 17 июля Киевский городской совет передал Национальный Киево-Печерский историко-культурный заповедник в государственную собственность. И теперь уже от высокого лица Кабинета министров в Лавре развернута кампания по передаче монастырю помещений, ранее принадлежавших заповеднику.

Формально заповедник на территории Лавры вроде бы решено сохранить. Да вот только управлять ему будет, по сути, нечем. По инициативе монастыря на сегодняшний день уже подготовлен специальный документ с очередностью выселения музеев и мастерских, находящихся на территории Лавры. «Расчистить» значительную часть территории планируется до нового года. А дальше — до середины 2011-го — окончательно завершить переселение. Речь идет ни много ни мало о пяти крупнейших музеях национального значения: Музее исторических сокровищ и драгоценностей, Музее украинского народного декоративного искусства, Музее книги и книгопечатания, Музее театрального, музыкального и киноискусства, а также Музее миниатюры. Еще один выселенец — художественные мастерские. Они расположены в 30-м корпусе заповедника и занимают это помещение уже более ста лет.

Также с окрестностей Лавры решено убрать клинику Института им.Громашевского. То есть инфекционную больницу. Она сегодня непосредственно соседствует с Киево-Печерским монастырем.?

Сторонники передачи монастырю помещений, занимаемых ныне заповедником и больницей, апеллируют к исторической справедливости. Аргументация: Лавра — православная святыня, и принадлежать должна только монастырю.

Но неужели существование на территории православной святыни богатой коллекции «стародруків» или древнеукраинского золота каким-то образом оскорбляет чувства верующих?

А художественные мастерские? Ведь через них прошли художники, имена которых стали гордостью нашей страны в мире. В начале ХХ века здесь работал академик Алексей Щусев, руководивший росписью Трапезной церкви. Тут создавал свои произведения выдающийся баталист Иван Ижакевич. Тут же действовала художественная школа под руководством Александра Мурашко. Некоторое время в мастерских работал Михаил Врубель. Здесь находилась школа народных мастеров, которая дала миру таких гениев, как Катерина Билокур и Мария Приймаченко. В советский период в разные годы тут творили классики украинского искусства Михаил Дерегус, Григорий Якутович, Юрий Химич, Николай Глущенко, Василий Бородай, Платон Белецкий. Сейчас работают (работали?) 30 мастеров, некоторые занимают эти мастерские более сорока лет.

Вполне очевидно, что монастырь по воле государства занял довольно агрессивную позицию, слабо соотносимую с общекультурными нормами. Как любому собственнику, ему хочется расширить владения, восстановить статус-кво дореволюционного образца.

Однако помимо борьбы за собственность вопрос носит и откровенно политический характер…

По мнению многих экспертов, поспешное освобождение территории Верхней Лавры — проект скорее политический. Ибо там должна разместиться резиденция патриарха Московского. Он в последнее время все чаще бывает в Украине.

Очевидцы утверждают, что уже сегодня территорию «зондируют» московские архитекторы, планируя предстоящий евроремонт в будущих палатах патриарха...

А какова же дальнейшая судьба переселенцев?

И почему молчит руководство музеев, коллекции которых находятся под угрозой закрытия для публики?

Быть чиновником еще не значит оставаться равнодушным исполнителем начальственной воли. Это еще и ответственность за порученные в ведение объекты.

Но руководители музеев молчат.

* * *

Один из наиболее вероятных вариантов развития событий — переселение в соседний «Мистецький Арсенал» — музейно-выставочный комплекс, задуманный еще бывшей властью как некий «украинский Лувр».

На первый взгляд, неплохой вариант. Но что же имеем в действительности? На сегодняшний день никаким Лувром в «Арсенале» не пахнет. Там нет ни отопления, ни канализации, не говоря уже о музейном климат-контроле или элементарной охране. Это пятьдесят с лишним тысяч квадратных метров колоссальных помещений. Большая часть из них находится в полуаварийном состоянии и нуждается в масштабной реконструкции.

Спрашивается, как можно перевозить коллекции манускриптов, скифского золота или работы Марии Примаченко в «Арсенал», в стенах которого зияют дыры, а в залах летают голуби?

И почему вместо такого вандализма нельзя было пойти цивилизованным путем — разработать стратегию реконструкции «Арсенала», предусмотрев там в том числе и место под все лаврские сокровищницы, а уж затем довести до ума реконструкцию и в отремонтированное помещение с достоинством перевезти музейные ценности?

Сегодня государство пошло по пути равнодушия и халатности. Думают только о том, куда бы поскорее сбросить фонды «опостылевших» музеев.

Такая откровенно антикультурная позиция в лучшем случае приведет к повторению ситуации с Музеем истории Киева, выселенным в 2004 году из Кловского дворца и до сих пор находящимся без экспозиционного помещения (коллекция музея хранится в Украинском доме).

В худшем случае коллекции Лаврских музеев попросту сгниют. Или будут разворованы в сырых и неприспособленных помещениях «Мистецького Арсеналу», для полной реконструкции которого необходимы заоблачные средства, консолидация чиновничьей воли и много лет.

А что с художниками? Судьба мастерских еще более призрачна. В ситуации позорной коррумпированности и полного равнодушия Национального союза художников вариантов достойной замены отобранных помещений просто не существует. Скорее всего, мастерские разбросают по нежилым фондам ЖЭКов разных районов, откуда моментально выдавят непосильной арендной платой.

Но ведь Союз художников владеет прекрасным многоэтажным зданием на Львовской площади… Оно давно сдается в аренду. И, естественно, пускать туда художников руководство Союза отнюдь не заинтересовано.

Кстати, из всех участников драмы, которая разыгралась нынешним летом вокруг лаврских помещений, художники — члены творческого объединения «Лаврские мастерские» и Национального союза художников Украины оказались самыми активными защитниками своих прав. Не побоявшись высоких монастырских и министерских начальников, они открыто заявили о нарушении норм права и требуют от властей элементарной справедливости. Они же устраивают акции неповиновения, пишут письма на имя президента, премьер-министра, главы Верховной Рады.

«Мы не жулики и не стяжатели, как нас пытаются представить наши оппоненты. Грязные ругательства в наш адрес со стороны насельников монастыря, называющих мастерские помойкой, мало совместимы с православной этикой и используются как аргументы, чтобы лишить нас права законного пребывания в корпусе №30… Созданная ситуация искусственной «справедливости» фактически сталкивает людей, сеет вражду, шантажирует власть», — заявляют художники, находящиеся на грани выселения.

Так почему же, лишая творческих людей помещений, где они работают многие десятилетия, власть не позаботилась хотя бы о том, чтобы снабдить их гарантийными письмами, объяснить логистику переезда и проследить за исполнением данных обещаний?

* * *

Удивительно, что сегодня Церковь руководствуется не христианской любовью, а скорее корпоративной логикой. То есть защищает интересы Церкви как социального института. Примером тому может служить желание выселить с территории Лавры инфекционную больницу. Где христианское сострадание? Где любовь к ближнему? Слова наместника Киево-Печерской лавры, архиепископа Вышгородского Павла о том, что больница была построена «не для сифилиса, не для СПИДа, не для заразных болезней, это была больница для паломников, для неимущих, ведь в прошлом веке медицина была платной. Поэтому сегодня мы планируем вернуть больнице ее первоначальный статус, чтобы братия и паломники могли обращаться в случае необходимости оказания медицинской помощи», — наводят оторопь. Как может человек, называющий себя последователем Христа, который, как известно, не чуждался даже прокаженных, позволять себе такие выпады в XXI веке? (Особенно учитывая тот факт, что и сифилис, и СПИД не передаются воздушно-капельным путем, то есть больные этими болезнями никоим образом не угрожают посетителям Лавры.)

И как смогут паломники и братия монастыря лечиться в больнице, зная, что оттуда выгнали «неугодных» больных?

Не менее странно, что ведя такую активную борьбу против музеев и больницы, монастырь не проводит активного социального служения. Украина — бедная страна. А у Киево-Печерской лавры, самого богатого монастыря Украины, нет ярких и масштабных социальных благотворительных проектов.

Таким образом монастырь превращается в «вещь в себе», равнодушную к окружающему миру. Что контрастирует как с историческим опытом христианской церкви, так и с практикой других современных христианских конфессий.

В не менее скользкое положение себя ставит и государство, идущее на поводу у корпоративных церковных интересов. Современный мир воспринимает любую страну через ее культуру. И такой позорный инцидент, как поспешное выдворение музеев и художественных мастерских из Лавры, — очередной серьезный удар по имиджу Украины.

Главный парадокс ситуации вокруг лаврских музеев и мастерских заключается в следующем: в «Новом Средневековье» Церковь, кажется, заняла гораздо более «антикультурную» позицию, нежели в прошлом. Даже в самые темные века Церковь была проводником передовой мысли, церковная элита составляла цвет интеллектуальной среды своего времени. Если же говорить об истории Украины, то сложно переоценить вклад церковной традиции в формирование отечественной культуры со времен Киевской Руси, Гетманщины и вплоть до начала ХХ века. И тем более горько осознавать, что сегодняшняя Церковь забывает о своей исторической миссии быть оплотом культуры, а не ее оппонентом, превращаясь в инструмент лоббирования тех или иных политических интересов.

 

А В ЭТО ВРЕМЯ…

Один из будущих выселенцев, Государственный музей театрального, музыкального и киноискусства Украины, пребывает в состоянии тревожного ожидания. Именно этот музей, по сути единственный в стране (подобной специализации), основан в 1923 году как Театральный музей при творческом объединении «Березіль», которое возглавлял гениальный реформатор украинской сцены Лесь Курбас. То есть именно он стоял у истоков. На сегодняшний день этот музей насчитывает около 250 тыс. ценных экспонатов. Есть коллекция редких музыкальных инструментов, уникальная библиотека. В музее — около 70 сотрудников. Заместитель директора музея по научной работе Ирина Мелешкина сообщила «ЗН»:

— На сегодняшний день никаких распоряжений относительно выселения нам не поступало. Нас даже не проинформировали об этом. Мы в глаза не видели никаких нормативных актов по этому вопросу. Поэтому планируем научную работу… У нас проходят выставки. В том числе и посвященные Лесю Курбасу. И раньше возникали вопросы о возможном переезде… На самом деле, если бы город нашел для музея другое, более приспособленное для его потребностей помещение (хотя бы ближе к Театру им. И.Франко), то, возможно, это было бы и неплохо. Учитывая, что под одной нашей крышей сегодня функционирует фактически четыре музея! Но мы понимаем: адекватный вариант в центре Киева сегодня найти нереально… В этой же проблеме более всего тревожит другое: нельзя государству сталкивать лбами культуру и церковь. Надо искать толерантный путь.

В Министерстве культуры и туризма «ЗН» в свою очередь сообщили, что по столь архиважному вопросу на прошлой неделе состоялось специальное заседание, в котором участвовала и Марина Эдуардовна Громова, директор заповедника. Однако, естественно, никаких конкретных мест «передислокации» лаврских музеев пока назвать никто не берется. «Есть постановление Кабмина, — напомнил «ЗН» источник в Минкульте, — создана рабочая группа. По итогам ее работы уже и будет принимать определенное решение правительственная комиссия. И только тогда определится судьба того или иного музея. И самое важное: переселение произойдет лишь после того, как музеям будут найдены соответствующие помещения».

Последний тезис подтвердила «ЗН» и Светлана Зорина, начальник Управления культуры КГГА:

— Да, пока еще не определены новые места прописки некоторых музеев. Хотя у Музея декоративного искусства есть договор с «Мистецьким Арсеналом», а Музей книги, может быть, и останется на территории Лавры. Ничего пока не могу сказать о возможном месте дислокации Музея театрального искусства… Но самый важный акцент в этом вопросе: передислокация будет поэтапной, никто не собирается рубить с плеча. Это серьезное дело, в котором объединят усилия и Министерство культуры, и Киевское управление культуры. Возможно, гораздо раньше нужно было изучить список организаций, обосновавшихся в Лавре. Ведь среди них множество и таких, которые не имеют никакого отношения ни к религии, ни к культуре, а скорее к коммерции. Какой-либо определенный срок в процессе переселения окончательно не установлен. Есть ли риски? Безусловно. Ибо всем известна судьба Музея истории Киева, который за время своих переездов «растерял» художественные произведения: пропало 170 уникальных картин… Надеемся, что подобное не повторится.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.85
EUR 27.56