О ВРЕМЕННОМ И ПОСТОЯННОМ В ИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА

Александр Макаров 3 марта 1995, 00:00

Читайте также

Пока в странах СНГ правительства возглавляют по очереди «красные директора» и «научные сотрудники», олицетворяя собой борьбу отжившего с передовым, а в развитых странах Запада миллионер сменяет миллионера, Украина снова сделала нестандартный шаг в сторону.

Вслед за гражданским лицом, заступившим на пост министра обороны, на пост премьер-министра, хоть и в качестве временно исполняющего обязанности, приходит бывший сотрудник спецслужбы.

И хотя дело, конечно, не в профессии, а в личности — шаг Президента, безусловно, заслуживает внимания и пристального разбирательства.

«Были у нас украинские Гайдары, были у нас украинские Рыжковы», — вздохнул как-то Леонид Кравчук, имея в виду, что ни то, ни другое к добру не привело. Наверное, ему тогда и в голову не пришло обратиться за помощью к украинскому... скажем, Шебаршину. Или Андропову?

Профессиональные стереотипы при подборе глав правительства имеют под собой основание в виде функций и, соответственно, структуры Кабинета министров.

Джон Мейджор, видимо, испытал бы значительные трудности при попытке разделить 1000 кубометров газа между КРАЗом и Южмашем. Равно, как Виталий Масол, наверное, растерялся бы при решении проблемы стабилизации фунта стерлингов по отношению к японской иене.

Украина всегда искала премьеров среди директоров потому, что главной задачей главы правительства было управление промышленностью. Что, кстати, не совсем логично, если вспомнить, что Украину называют сельскохозяйственной страной.

Тем не менее, умение найти общий язык с директорами комбинатов, шахт, заводов и фабрик всегда было обязательным для премьера, будь то Витольд Фокин, Виталий Масол или Леонид Кучма. Все они в бытность премьерами считали своими удачами прежде всего запуск после долгого простоя, скажем, ХТЗ, а не стабилизацию курса карбованца.

Выросшие в цехах завода, эти люди всегда понимали первичность микроэкономики перед макроэкономикой, производства перед обращением. Лишь Леонид Кучма сумел оценить роль политики в работе сборочного цеха машзавода — и стал Президентом.

Сегодняшняя украинская экономика напоминает по своей структуре управления в большей степени экономику СССР, чем Германии. В Украине лишь недавно укрупнены министерства, только-только начинается приватизация крупных предприятий. К тому же реформирование этой системы идет непоследовательно и рывками — параллельно с акционированием ВПК, например, идет централизация материальных ресурсов в государственной компании «Укрресурсы».

Государство в поисках места для вертикали исполнительной власти время от времени строит ее звенья в сферах, где по логике вещей должен господствовать рынок.

В этих условиях человек, не имеющий опыта работы с макроэкономикой, не говоря уже об уровне предприятия, рискует оказаться в принципиально новых для него ситуациях, в которых он, к тому же, должен принимать решения. Как вы понимаете, новому и.о.премьера угрожает именно такая перспектива.

Эта угроза усугубляется тем, что его ближайшие помощники — все вице-премьеры, кроме, пожалуй, Валерия Шмарова и еще одного-двух, в силу своей молодости, жизненного опыта и образования тоже не помогут своему шефу разобраться в тонкостях взаимоотношений с хозяйственниками.

В то же время, все знающие Евгения Кирилловича отмечают его несомненные способности как администратора и организатора. «Марчук — человек дела», — говорит советник Президента Владимир Рыжов.

При этом стоит вспомнить слова Президента, сказанные им во время посещения Львова: «Вокруг много реформаторов, только среди них нет ни одного организатора».

Добавим сюда же высказывавшиеся неоднократно идеи реформирования Кабмина, а также переноса части управления на территориальный уровень и получим вывод — Евгений Марчук пришел для того, чтобы разрушить (или реформировать — как кому угодно) старую структуру правительства, которое должно передать свои функции территориям или предприятиям.

Выполнить эту работу по «зачистке» серого здания на Грушевского от засевшего и отстреливающегося аппарата, который гробит все новые идеи, может только человек, ранее боровшийся со шпионами. И смысл этой работы для него знакомый — найти и обезвредить.

Логика подсказывает, что, выполнив эту задачу, уничтожив бюрократов в аппарате, разогнав отделы и набрав новых сотрудников, молодых и талантливых, что по времени должно совпасть с решением в основном проблемы приватизации, — Е.Марчук должен передать бразды новому лидеру Кабинета, который будет уже регулировать, а не управлять.

Вот такое предположение, рожденное интуицией, которая, как известно, с успехом заменяет информацию.

Оставим в покое предположения. Займемся гаданием, исходя не столько из интересов эффективности работы госаппарата, сколько из логики политической борьбы. Что не всегда одно и то же.

Вариант первый. По прошествии времени и после торжественной и неизбежной отставки Виталия Масола в парламенте Президент предлагает Евгения Марчука в качестве премьер-министра. При этом парламент, судя по высказываниям депутатов, радостно и даже с энтузиазмом утверждает нового премьера. В случае же принятия Закона о власти в нужном Президенту русле — то же самое, но без утверждения премьера на парламенте.

Вариант второй. В период «кабинетного безвластия» работу по руководству осуществляет Евгений Кириллович, а затем приходит совсем новый премьер, молодой и энергичный, исполнительный и аполитичный, не имевший никакого отношения к спецслужбам, а имевший отношение, скажем, к руководству городом или областью.

Вариант третий. В отставку отправляется весь Кабинет министров во главе с «главными врагами народа Шпеком и Пинзеником», после чего Президенту придется идти на непопулярные среди депутатов меры, потому что эти люди в Кабмине хоть что-то начали делать и пока новые будут входить в курс, посевная сорвется и все кончится многокилометровыми очередями за хлебом.

Вариант четвертый. Парламент уговаривает Президента самому заняться руководством правительства. Практически невозможно, потому что сама фраза «депутаты уговорили Президента» при нынешних персоналиях может вызвать только смех.

При этом проще всего предугадать действия народных избранников. Левые и аграрии, действуя по принципу «от противного» (по их логике — от Пинзеника), поддержат кого угодно. Потом, спустя два месяца они поймут, что контрреволюционный переворот, равно как и приватизация, и прочее разграбление трудящихся продолжаются, и перенесут весь огонь «народного гнева» на нового премьера, который, к тому же, будет вынужден осуществлять радикальные и снова непопулярные меры. (Хоть бы кто-то назвал одну популярную меру правительств СССР и Украины за последние 30 лет).

Центристы и правые в это время следят за сигналами из администрации Президента. Группа «Державнiсть» следит за тем, чтобы Е.Марчук или кто-нибудь другой не продал интересы Украины. «Реформы» следят, чтобы были реформы. Интересы Украины никто и не продает, реформы идут с максимальным учетом пожеланий масс о повышении зарплаты.

Руководство парламента, если допустить его стабильность, все же больше склоняется к Евгению Кирилловичу, который ближе хотя бы тем, что стал вице-премьером при активном участии А.Мороза.

Хотя всем этим можно пренебречь. Нельзя пренебречь только интересами и характером Президента и претендента на премьерство. Если исходить из того, что вертикаль исполнительной власти во главе с Президентом будет построена, премьер в этой вертикали занимает второе почетное и подчиненное место.

Он мог быть и менее подчиненным, но при предыдущем президенте, который, как известно, экономику не любил и не знал, и готов был отдать ее кому угодно, спрашивая иногда в ходе заседания правительства, началась ли, наконец, стабилизация?

Президент Леонид Кучма экономику отдать просто не может и вертикаль должен чувствовать постоянно, проверяя иногда ее разные звенья на разрыв.

По большому счету, ему нужен действительно заместитель по правительству, направляющий деятельность экономических министров в общественно полезное русло и доходчиво разъясняющий директорам, почему они не получат дотаций и льготных кредитов. Такой жесткий перед депутатами и симпатичный перед народом премьер.

Премьер-министр, как самостоятельная фигура, подбирающий свои кадры и не шарахающийся от политики, твердый и волевой может перестроить весь расклад власти в стране. Построенная им вертикаль, в частности, может пойти совсем не там, где это запланировано. Или — рядом с запланированной.

Избежать этого можно будет только в случае, если между Президентом и премьером будет заключен пакт о взаимном признании границ влияния.

Хотя, как показывает опыт новейшей истории нашей страны, эти пакты — вещь достаточно условная и степень условности возрастает по мере приближения к всенародным выборам.

Все вышеизложенное упрощено до предела и предназначено только для желающих сыграть в политпрогноз. Простой читатель не обращает внимания на эти расклады, потому что в современной истории Украины ход событий в высших эшелонах власти определяют не только объективные закономерности и логика, но и личности. В том числе и те, о ком здесь даже не упоминали.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75